Так хочется вспоминать школу. Почему-то в последнее время всё больше. Поймала себя на мысли о том, что тогда, в середине 80-х, когда началась наша НАСТОЯЩАЯ (читай, «не начальная») школа, многие наши учителя были примерно в том возрасте, что я сама сейчас. 30-летние. И от этого к горлу подкатывает комок. 

Осознание того, сколько лет прошло, приходит как-то вдруг. Как-то вдруг понимаешь, что закончила школу уже 14 лет назад. Что учителей, которые учили меня, осталось в 43-ей уже так немного. Что многие мои одноклассники уже кандидаты самых разнообразных наук. И что многих из них я не видела так давно, что уже начинаю забывать. Тогда школьные воспоминания хочется продлить. Смотрю фотографии, но у меня их так мало. 

Нам 9 лет. Мы готовим «выпускной вечер» - выпускаемся аж из третьего класса. Взрослые. Большие. Это вам не «Праздник Букваря» и даже не прием в октябрята – это первое настоящее выступление. Настолько серьезное, что мы учимся танцевать настоящий вальс на настоящей сцене актового зала. Настолько ответственное, что нас будут смотреть и слушать не только родители и учителя начальной школы, но и наши будущие классные руководители (страшно, но интересно, кто же у нас будет). Настолько взрослое, что для финального накала эмоций мы репетируем песню «Давайте восклицать». Да-да, девятилетние по сути еще малыши репетируют Окуджаву. Петь будем в сопровождении виниловой пластинки, которую принес кто-то из учителей. 

Мы с подругой-одноклассницей подошли к вопросу серьезно – занялись распространением текста песни. Смешно сейчас и вспомнить, как от руки переписывали слова на всех наших учеников, чтобы в самый ответственный момент никто их не забыл. Конечно, пока переписывали, выучили наизусть. Нам 9 лет:
- Ленка, мне не нравится, что в конце слова такие «Тем более что жизнь короткая такая». Какая же она короткая? Давай, будем петь «Тем более что жизнь длиннющая такая».
- Давай. 
Так мы и пели, нарушая общую стройность нашего хора. Но пели так, как верили – жизнь невероятно длиннющая. Нам всего 9 лет, но начальная школа уже за спиной. Первый шаг во взрослый мир мы не шагнули, а впрыгнули, вбежали, ворвались, хлопнув дверью. Детство осталось там. Теперь мы поём Окуджаву. 

Уже заканчивая третий класс, мы частенько ходили гулять так, чтобы оказаться на дороге, ведущей от школы к автобусной остановке на Вернадского. 
- Смотри, вот они. 
- Кто?
- Это наши учителя. Смотри, вот наша «Матрешка». 
Да не обидится на меня Елена Дмитриевна Волжина, но тогда мы еще лишь смутно предполагали, что «Матрешка» - это наша будущая классная руководительница и учительница русского языка и литературы. И прозвище такое родилось исключительно по причине длинных волос и любви к легким цветным платьям. И произносилось это с некоторым восторженным придыханием – в начальной школе тогда таких учительниц не было. Они были там, в НАСТОЯЩЕЙ школе. 

Мне кажется, что если постараться, я вспомню всех наших учителей, к которым мы пришли в четвертый класс: Волжина Елена Дмитриевна, Данилова Татьяна Ильинична, Волкова Татьяна Константиновна, Хайкина Юлия Романовна, Друбачевская Ирина Леонидовна, Мучинская Галина Ильинична, Моисеева Мирра Иосифовна, Сметанникова Галина Александровна, Волохова Людмила Александровна, Кузнецова Ирина Михайловна… Я надеюсь, что я не забыла никого… Я надеюсь, что я все еще правильно помню все фамилии, имена и отчества… Я надеюсь, что кто-то из вас еще будет учить моего сына и детей моих одноклассников. Держитесь, до их более или менее массового нашествия осталось всего каких-то три-четыре года. Пожалуйста, Елена Дмитриевна, Татьяна Ильинична, дождитесь их и возьмите в четвертом классе (или как там сейчас положено в школе, я пока не знаю). 

Нам 15 лет. Восемь одноклассников стоят и сидят на школьном крыльце, солнце светит уже не стесняясь, нагло напоминая, что пора на каникулы. Восемь одноклассников смеются, потому что фотограф велел им дружно сказать «Му-у-у-у-у-у-у-у». 

Передо мной лежит фотография, ей уже 15 лет. На обороте мы все расписались и написали по паре слов. «Пусть мы всегда будем улыбаться так, как на этой фотке». «Тем более что жизнь длиннющая такая». Круг замкнулся. В промежутке между тем солнечным майским днем, когда нам было 9 лет, и этим, когда нам уже сравнялось 15, прошло всё. Да-да, иногда возникало ощущение, что мы уже прошли через всё – счастье, обиды, разочарования, радость, смех, слезы, влюбленность, любовь, страхи, встречи, расставания, отъезды-отъезды-отъезды, проводы, прощания, письма, откровения, влюбленность, любовь. Нам 15 лет. Мы пережили всё это и смеемся, стоя на школьном крыльце. И в то же время с нами не случилось еще столько, что мы смеемся, стоя на школьном крыльце. Интересно, можно ли повторить сейчас ту школьную фотографию? 

 

 

 

Елена Минушкина, XVII


 

вернуться в раздел "Незабытое"