Воспоминания о школе 43 эпохи социализма.

 


1.) Навсегда врезались в память два лозунга, висящие при входе в школу:

No. 1 ПАРТИЯ СКАЗАЛА НАДО, КОМСОМОЛ ОТВЕТИЛ ЕСТЬ!

No. 2 ГДЕ ПОРЯДОК – ТАМ УДАЧА    

(Лозунг No. 2 пережил социализм и прошел проверку временем.)



2.) ЮВ преподавал у нас географию и астрономию. 

Ему было тесно и скучно в пределах школьной программы. Поэтому, несмотря на то, что слушать его было интересно, получать у него пятерки было не просто. Его не устраивало простое знание предмета по учебнику, требовалось продемонстрировать широту кругозора. Я перешла в 7 класс 43 школы в 1977 году из очень плохой школы очень бандитского района г. Москвы, поэтому поначалу мне на уроках ЮВ приходилось тяжело. Как я не старалась учить учебник, отвечать так, как хотел ЮВ мне не удавалось. Потом как-то удалось привыкнуть к непростым требованиям ЮВ. Помню как в10 классе ЮВ задал нам выучить названия всех столиц в Латинской Америке. Я учила весь вечер. Утром ЮВ вызвал меня к доске и, вручив мне указку, попросил меня продемонстрировать ему каждую страну и указав на столицу громко сказать как данная столица называется. Я отбарабанила все столицы и намертво забыла столицу Парагвая Асуньсьен. ЮВ был безжалостен и снизил мне оценку на бал, поставив вместо пятерки четверку за несчастный Асуньсьен. Позже Юрий Владимирович говорил, что он всегда хотел преподавать не географию, а литературу.


3.) Когда Лариса Давыдовна заходила в класс 

со словами “У меня для Вас три маленьких объявления”, все вздрагивали и обречено на нее смотрели. Было понятно, что сейчас ЛД заставит делать что-то, что абсолютно делать не хочется.


4.) О португальских коммунистах. 

За коммунистов отвечала Маргарита Аминадовна. Она очень серьезно и ответственно к данному делу относилась и обижалась, когда не все активно поддерживали коммунистов и сочувствовали их нелегкой борьбе. Мне один раз поручили провести в младших классах лекцию о борьбе председателя компартии Алвара Куньяла с кровавым режимом диктатора Салазара (надеюсь, что я правильно назвала имена) и о том, как ему (Куньялу) было тяжело в застенках. Мне был вручен портрет героя-коммуниста и дан листочек с описанием его подвигов. С этим портретом и листочком мне надо было идти к пятиклассникам и вдохновить их моим рассказом. Это задание было для меня настоящей пыткой. Как я не старалась, мне, читая листочек, не удавалось проникнуться идеями Куньяла. К коммунисту Куньялу я внезапно испытала чувство сильного раздражения и антипатии. “Почему я должна ходить и пересказывать эту ахинею”, думала я. Но спорить не приходилось, пришлось с чувством сильной тоски идти к детям и демонстрируя портрет Куньяла рассказывать о его борьбе.


5.) Еще про португальских коммунистов. 

9 класс. Суббота. Май. Прекрасная солнечная погода. И снова португальские коммунисты. После шестого урока 9 и 10 классы должны собраться в актовом зале и два с лишним часа слушать очередных двух португальских коммунистов. Последнее о чем хочется думать в этот теплый майский день – это о коммунистах вообще и о португальских в частности. Но выхода нет. Сидим и слушаем. И вот наше терпение вознаграждается. Коммунисты всем раздают значки ярко зеленого и красного цвета с таинственной португальской коммунистической символикой. В эпоху обязательных комсомольских значков радостные зелено-красные значки с иностранной надписью смотрелись настоящей удачей, не побоюсь этого слова дефицитом. Мы радостно надели значки и начали выходить из зала. На выходе я обращаясь к своей подруге громко говорю, “Сегодня хоть какая-то польза от этих португальцев”. Сзади раздается реплика ЮВ, “Таня, как хорошо, что ты во всем находишь положительные моменты”. Я подумала, что если бы мою реплику услышала Маргарита Аминадовна, она бы точно обрушилась на меня с критикой о том, что я не прониклась идеями интернационализма и международного рабочего движения и ставлю личное выше общественного.


6.) Иван Грозный vs. Три Мушкетера. 

В девятом классе у нас преподавал литературу Самуил Григорьевич Мороз, который решил, что мы в течении двух вечеров подряд должны просмотреть фильм Эйзенштейна “Иван Грозный” в каком-то кинотеатре около метро Профсоюзная. Он объяснил нам, как данный фильм важен для каждого культурного и интеллигентного человека, и сказал, что он сам будет с нами сидеть на сеансе и отмечать кого нет, и что те, кто пропустят сеанс получат 2 по литературе. Проблема была в том, что в ровно то же самые дни и то же самое вечернее время Центрально Телевидение впервые показывало фильм “Три Мушкетера” с Михаилом Боярским. Мы попробовали объяснить Самуилу Григорьевичу про мушкетеров, но он сказал, что он не понимает как мы можем сравнивать гениальное творение Эйзенштейна с какими-то мюзиклом. Первую серию Ивана Грозного я с трудом высидела. Мысли все время улетали из мрачной эпохи тирана к усатой душке д'Артаньяну. На следующий день все в школе пели “Пора пора порадуемся”, а наш класс обреченно готовился к просмотру второй серии Ивана Грозного. По дороге к кинотеатр мы с моей подругой приняли решение, что мы готовы получить двойку по литературе, но смотреть Ивана Грозного вместо Трех Мушкетеров мы больше не будем. Как только в зале стемнело мы выбежали из кинотеатра и помчались домой прямо к началу Мушкетеров. Нашему примеру последовало две трети класса. Искушению Трех Мушкетеров не смогли устоять даже самые закоренелые карьеристы и отличники. Самуил Григоревич потом долго ворчал о том, какое растет бездуховное поколение.

 

 

 

 

Татьяна Довгалюк, VI, США 

 


 

вернуться