Синяя птица Ларисы Давыдовны Гуткиной

 

 

 

Понимать своих учеников, видеть и чувствовать их внутренний мир, помогать раскрыться их мыслям, воплотиться творческому вдохновению – в этом Лариса Давыдовна может служить примером для педагогов. Еще в седьмом классе, на одном из уроков русского языка, когда нам задали писать сочинение на свободную тему, я на четырех тетрадных листах в стихотворной форме написал басню. На какое-то время первый поэтический опыт забылся, ушел на второй план. И только с 9-го класса, став учеником Ларисы Давыдовны, я вновь обрел радость общения с поэзией, научился «слышать синюю птицу».

 

Директор 43-й школы Ю.В.Завельский направил меня к завучу Л.Д.Гуткиной еще до начала занятий. От нее я должен был узнать, в каком из 9-х классов буду учиться. Ларису Давыдовну нашел не сразу – до открытия новой школы оставалось всего несколько дней, и завуч постоянно находилась в движении. Меня направляли с этажа на этаж, из одного кабинета – в другой… Лариса Давыдовна определила меня в 9-й «А» и тут же спросила, не смогу ли я помочь с обустройством школы. На первом этаже, сразу при входе, слегка припорошенные строительной пылью сплошным ковром стояли новенькие парты. В здании витал ни с чем не сравнимый запах новостройки. Все последующие дни до 1 сентября я уже проводил в школе, поднимая парты на разные этажи и расставляя их по классам. 

 

Учиться в 43-й было очень интересно. Наряду с увлечением математикой, физикой, музыкой и театром, во мне с новой силой проснулась тяга к поэзии. Главную роль здесь сыграл педагогический талант Л.Д.Гуткиной, которая, будучи завучем, одновременно вела у нас уроки русского языка и литературы. Сначала на уроках Ларисы Давыдовны я периодически отвлекался. Почему? Потому что школьная программа по этим предметам была до отказа насыщена идеологией. Было заметно, насколько трудно приходится учителю. Лариса Давыдовна, несомненно, очень тщательно готовилась к урокам. Она старалась донести до своих учеников красоту русского языка, его богатство и многообразие красок, с большим чувством рассказывала об авторах литературных произведений, их книгах и судьбах. Но стоило только упомянуть об идеологической составляющей литературы, как того требовала школьная программа, и в классе возникал шум. Идеологические «штампы» в те годы были обязательны для всех школ и зачастую вызывали в классах скуку. В такие минуты в голосе Ларисы Давыдовны проскальзывали нотки огорчения. Она продолжала говорить, стараясь не нарушать стройную логику урока, иногда мимоходом и очень спокойно делала замечания. 

 

Школа – живой организм. Школьная жизнь всегда насыщена событиями. Талант педагога заключается еще и в том, чтобы чувствовать пульс этой жизни, не упустить момент для самого важного разговора с учениками. Лариса Давыдовна этот момент выбрала в высшей степени точно. Мы, старшеклассники, в то время уже играли в школьном театре «Мещанина во дворянстве» Мольера, побывали в походах, успели подружиться и поучаствовать в школьных вечерах. Наши парни и девочки начинали поглядывать друг на друга и в любое время года находились в весеннем настроении. Именно в этот момент на уроке литературы Лариса Давыдовна впервые произнесла имя Сергея Есенина. Тому, что произошло впоследствии, есть только одно название – чудо. 

 

Есенинская тема содержала так много изумительной поэтической лирики, что для идеологических догм почти не оставалось места. Я хорошо запомнил первый есенинский урок Ларисы Давыдовны, потому что в конце у меня пересохло горло. Так и просидел сорок пять минут с открытым ртом. На моих глазах совершалось аналогичное таинство пробуждения одноклассников. Ощутив внимание всех учеников, Лариса Давыдовна вложила в есенинскую тему всю свою душу. Она приходила на уроки в каком-то особом настроении. Даже в ее движениях чувствовался особый внутренний настрой, сосредоточенность, словно она начинала повествовать, еще не войдя в класс. Читая стихи Есенина, Лариса Давыдовна тонко варьировала интонации и часто надолго закрывала глаза – именно так поступают опытные музыканты, прислушиваясь к звучанию музыкального инструмента. Это и была музыка. Настоящая поэтическая музыка. 

 

Не знаю, повысилась ли в результате есенинских уроков успеваемость по русскому языку и литературе. Эффект оказался несравненно более мощным, если не сказать – сногсшибательным. Глубоко потрясенные уроками Ларисы Давыдовны, завороженные есенинскими строками, впитавшие в себя мелодику есенинского стиха, я и многие из моих одноклассников взялись за перо. Кто первым начал писать, вероятно, уже не вспомню. Но поэтическая «эпидемия» буквально захлестнула старшие классы, а некоторые из моих одноклассников принялись за написание романов! Да, да. В первые же два года работы 43-й школы по классам уже «гулял самиздат», а ученики писали не только стихи и прозу, но даже рецензии на творчество друг друга. 

 

Опыт самостоятельной творческой работы над текстами сослужил мне хорошую службу во время вступительных экзаменов в МВТУ им.Баумана. Так бывает – готовишься, готовишься к экзаменам и вдруг… Прочитав на доске темы сочинений на вступительном экзамене, я похолодел. Среди трех тем не было ни одной, к которой я был бы готов в должной мере. Казалось «перелопатил» все возможные варианты, готовился долго и очень тщательно. И все же – осечка. Тут и помог опыт творческого вдохновения, который я приобрел благодаря урокам Ларисы Давыдовны Гуткиной. Взял себя в руки, составил план сочинения, вспомнил несколько цитат и постарался мысленно восстановить содержание и стилистику литературного произведения, о котором собрался писать. В итоге сочинение удалось, а сам я стал студентом Бауманки.

 

Намного позже, редактируя различные печатные и электронные издания, я осознавал, что первый опыт редакторской работы тоже приобрел благодаря Ларисе Давыдовне. В годы моей учебы в школе она не только преподавала русский язык и литературу, но и курировала работу молодежных организаций. А тогда было принято заниматься общественной работой. Прямо или косвенно, однако именно Лариса Давыдовна побудила меня стать редактором классной стенгазеты. Один из выпусков по мотивам Александра Грина помню до сих пор – на белом листе нарисованы корабельные мачты с яркими алыми парусами. И на каждом парусе располагался текстовый блок. Любовь к слову, литературе, поэзии я пронес через всю жизнь. На календаре мелькали дни, месяцы, годы, потом десятилетия. Но сколько бы времени ни проходило, с пером я не расставался никогда.

 

…В сентябрьский день 1975 года, территория вокруг новой 43-й школы стала съемочной площадкой художественного фильма «Деревня Утка». Конечно, многие из нас сразу узнали Ролана Быкова, одетого в дубленку-тулупчик, и Георгия Милляра, наряженного в шотландский костюм – клетчатую юбку, жилетку и берет с помпоном. Из всех сюжетов, снятых в тот день, в фильм вошло не так много. Но есть один удивительный кадр, который приковывает к себе внимание. Сигнал к началу первого урока – Лариса Давыдовна Гуткина на фоне младших классов звонит в школьный колокольчик. Посмотрите на эту фотографию. Прислушайтесь… На фоне колокольчика… слышите?.. Это голос синей птицы…

 


Андрей Злобин – стихи разных лет


* * *

Прилетала милая сестрица,
Приносила яркие зарницы,
Распускала белые сережки,
Обувала яркие сапожки.

Солнца лучик в косы заплетала,
Белы руки в небо окунала.
Хохотала звонко и беспечно,
Разливаясь речкой быстротечной.

Целовалась с милым под луною,
Умывалась утра тишиною.
Сарафан цветами вышивала,
Весь народ на праздник зазывала.

Ты гуляй, народ, 
Ты води хоровод –
Под веселый звук гармошки
Сердце громче запоет!

(1978)


* * *

Было лето – вот так лето!
Были годы – вот так годы!
Вся земля пылала жаром
И не ждали мы погоды.

По лесной тропинке к речке
Мы бежали без ботинок,
Хохотали и визжали,
Пот струился с детских спинок.

Запыхавшись, прямо в воду!
Гонки? Гонки! Салки? Салки!
И летели над водою
Детски пестрые считалки.

(1978)


* * *

Поступью мягкой по свету бродят,
Траву приминая, ломая асфальт,
В тревоге уснувшие гордые чары,
Поющие, добрые, злые гитары,
Немые фанфары и стонущий альт.

Великою волей от шума и зноя,
Упавшим на землю горячим стеклом,
Тускнеют под взглядами будущих Ноев,
Презревшие тяготы вечных устоев,
Бродяги, пропевшие первый псалом.

(1982)


* * *

Эпиграф к большому подарочному календарю «Великие люди России» 
Миллениум. Издатель - Консультант Плюс (2000г.)

В противоречиях прекрасна,
Пророка ждущая напрасно,
Страна, в которой свет и тень,
И блеск ума, и силы лень…

(1999)


* * *

Памяти академика Николая Владимировича Васильева,
посвятившего 40 лет изучению Тунгусского метеорита

Случилось так, а не иначе –
Тунгуска стала сиротой.
Синильга женщиной заплачет,
Куплет слагая непростой…

Февраль в сердцах навеет вьюгу,
И к мысленным воззвав мирам,
Помянем мы отца и друга,
Что вымостил дорогу в храм.

Помянем, как тропой таежной
Мы шли за ним окрест болот,
Как под крылом его надежным
Юнцов оперился народ.

И пусть в идеях нет согласья,
Пути науки нелегки,
Осиротели в одночасье
Тунгусской армии полки.

Приспущен флаг, застыли звезды…
Но верим – там, среди комет,
Струится жизнь во имя жизни,
Во имя света льется свет…

(2001)

 

 

 

 


Андрей Злобин
выпуск 1977 года, 10 «А»

 

 

 

 

Интервью Ларисы Давыдовны Гуткиной


Раздел "Незабытое"

Главная страница сайта