Виктор Михайлович Виленский, 
учитель географии
работает в гимназии с 1979 года

 

   

Кем Вы хотели стать в детстве? Ведь наверняка желание стать учителем возникло не сразу.

Если брать детство, то сначала, как и все дети той поры (а я родился в пятидесятых годах, а шестьдесят первый - это полет Гагарина), хотел стать космонавтом, естественно. А в более взрослом возрасте мне очень нравилась работа сотрудника уголовного розыска. Я даже, когда уже работал в школе, собирался пойти туда, но не сложилось, потому что туда можно было идти только будучи членом КПСС, а я не попал в партию, поэтому мне сказали сначала вступить, а потом уже приходить.

Почему же тогда именно учитель, а не сотрудник уголовного розыска, ведь возможность была?

Если бы мне кто-то сказал, что я буду учителем в то время, когда я учился в школе, я бы рассмеялся ему в лицо, потому что меня из школы выгоняли несколько раз за поведение и даже не взяли из-за этого в комсомол. 

В армии я служил командиром взвода, и тогда я был несколько иной, и отношение к этой работе у меня было несколько иное…. Мне нравилось работать с этими ребятами, мне нравилось учить их всему, что положено в армии.… И когда я вернулся из армии, то мне казалось, что профессия учителя, даже скорее воспитателя, в первую очередь, мне вполне подходит. Окончил педагогический институт, попал на практику в эту школу, меня увидел Юрий Владимирович и предложил мне остаться здесь работать. Было это в семьдесят девятом году, но поскольку место учителя географии было занято – преподавал сам Юрий Владимирович - он предложил мне вести военное дело. Так я и начал свою деятельность с того, что был военным руководителем в этой школе.

Вкус к этой работе я получил именно в армии, когда понимаешь, что ты нужен человеку, что ты можешь помочь ему в чем-то, можешь чему-то научить, а здесь уже было почти то же самое, только это была не армия, а школьный коллектив. Как и тогда я что-то рассказывал мальчишкам, учил их, а потом, когда они шли в армию, им просто было чуть проще. А вообще специальность у меня другая: география и биология, и я, кстати, вел одно время и биологию, и труд, и чего только я не вел в этой школе.… Вот так все и получилось, вот уже тридцать шестой год, как мы работаем вместе с Юрием Владимировичем.

За время Вашей педагогической деятельности выработался ли у Вас какой-либо стиль, как Вы сами считаете?

Наверное, это лучше всего судить вам, ученикам. Конечно, стиль меняется, мы ищем, пробуем себя, набиваем шишки, учимся на ошибках. Конечно, я изменился, это было бы странно, если я бы остался таким, каким был. Наверное, стал более спокойно к чему-то относиться, более терпимо. Все приходит с опытом.

Как Вы считаете, как успела поменяться молодежь за то время, пока Вы работаете, видны ли какие-то изменения?

Мы все меняемся, я сам вспоминаю иногда молодых учителей, только что пришедших в гимназию. Что касается молодежи, то она, разумеется, тоже меняется. Меняется время, меняется среда - было бы странно, если бы не менялись дети. Если говорить о вехах, то когда я только пришел сюда, это была еще сорок третья школа, которую Юрий Владимирович открыл в 75 году, сюда мы брали всех детей. Когда я в свое время был классным руководителем, у меня было 40 человек в классе, из которых к концу одиннадцатого класса осталось чуть более двадцати, остальных я просто последовательно выгнал из-за поведения или неуспеваемости. В этом смысле такого у нас уже нет. 

Раньше район Юго-Запада был районом такой преподавательской интеллигенции. И соответственно, дети, таких вот родителей…. Потом появилось больше детей обеспеченных родителей, в этом смысле контингент немножко поменялся. Это видно хотя бы потому, что раньше такое дело, как поездка всем классом заграницу казалось немыслимым - ни у кого просто не было таких возможностей. Сейчас финансовые возможности у людей другие, поэтому в этом смысле что-то поменялось. А так, поскольку мы сейчас имеем возможность отбирать детей после того, как наша школа стали гимназией, это уже последние лет 15, то особых изменений я не вижу. Приходят талантливые дети, с которыми приятно работать. 

Меняется в обществе ситуация. Допустим, если знания раньше представляли для человека интерес и учитель был единственным источником информации, то сейчас источников информации море, и учитель один из, и не всегда самый главный для ребенка источник информации. В этом смысле, конечно, меняется и твоя роль. Если раньше считалось, что мы сеем «разумное, доброе, вечное», то сейчас мы попадаем в сферу услуг: «чего желаете?» готовить детей к тому - сему…. Поменялся статус, и это находит отражение во всей твоей работе.

У Вас очень обширный педагогический опыт, были ли какие-то самые запоминающиеся события в практике?

Разный опыт есть: есть и негативный, когда ты понимаешь, что не смог сделать того, что должен был, есть и положительный опыт. Помню из своего класса ребят из простых семей, не Бог весть какого таланта, и учителя говорили, что надо одного мальчика отчислить. И вот ходишь за этим мальчиком, договариваешься со всеми учителями, вплоть до того, что на выпускных экзаменах этот мальчик получил двойки, и я ходил, договаривался с учителями…. Мальчик все-таки окончил нашу школу, институт. Несколько лет назад была встреча выпускников, и он, уже состоявшийся человек, очень благодарил меня за то, что смог окончить в свое время эту школу и получить возможность достигнуть того, что есть… Это вот то, что запоминается. И то, что таких случаев было много, говорит о том, что, наверное, ты занимаешься тем делом, которым стоит заниматься. 
Когда было тяжелое время в 90-х годах, мне многие друзья советовали бросить это дело, потому что денег не было. Они предлагали пойти в бизнес, потому что там нормальная зарплата. Но я им отказал, потому что это не мое. То, что я делаю, я делаю с пониманием зачем. Я вижу, как растет человек, я вижу, как могу ему помочь, деньги делать - это не мое. Кому-то это нравится, но не мне. Деньги нужны для того, чтобы реализовать какие-то свои желания. 

Есть ли у Вас какие-нибудь хобби, увлечения?

Когда помоложе был, часто играли: я вел здесь секцию бадминтона, секцию стрелковую, сам в свое время играл, собирались с друзьями большими компаниями, бегали… Потом порвал одну мышцу, вторую и решил, что со спортом уже покончено. Конечно, большой кусок жизни пропал, потому что это был как бы клуб по интересам: собирались по воскресеньям, сначала играли (причем уже были постоянные команды, несколько лет друг против друга играли), потом сидели, разговаривали часами… так что из хобби спорт был. 

В то время, когда я рос, ничего другого и не было. Телевизор не в каждой семье был, не говоря уже о компьютерах. У меня в классе было четыре команды, и мы все время проводили первенства, кубки между собой по разным видам спорта … собственно, исключили нас из школы именно потому, что мы в канун седьмого ноября (а это революционный праздник) флаги со школы сорвали. Но мы это сделали не потому, что мы против советской власти были, а нам просто нужно было футбольное поле огородить флажками, как это принято. Вот мы и огородили, потом хотели вернуть на место…. Хорошо хоть маленькие были (класс шестой-седьмой) и потому отделались только исключением из школы, очередным. Так что из развлечений был только спорт: летом - футбол, зимой - хоккей, каток, тогда проще жили.

Что самое важное в профессии учителя?

Самое важное - это любить свою работу, значит, любить тех, с кем ты работаешь, понимать значимость своей профессии, не ставить никогда материальное выше духовного. Без этого нельзя, потому что сейчас приходит много людей, которые первым делом спрашивают не «что я могу сделать?», а «какая у меня будет зарплата?». Это, конечно, вы не о том говорите и не о том спрашиваете, потому что прежде чем ставить такой вопрос, надо доказать, что ты вообще можешь принести пользу, а не просто здесь находиться. Поэтому, надо просто любить свою работу. Я не понимаю людей, которые говорят «не хочу идти в школу», я всегда хочу идти в школу. Когда у меня нет уроков (хотя у меня такая должность, что всегда есть, чем заняться), мне скучно: ходишь по школе, как неприкаянный. Поэтому ходишь и что-то рассказываешь, что-то - они тебе, что-то узнаешь… такая жизнь мне нравится. Поэтому надо любить свою работу, надо любить детей, надо любить то дело, которое делаешь. Каждая работа должна делаться с пониманием того, для чего ты это делаешь.  

 



               Интервью записано в 2015 г. к 40-летию школы в рамках проекта "Учитель - это судьба", 
               Дарья Хитрина, 10А, #41 параллель

 



www.1543.ru