Татьяна Ильинична Данилова, 
учитель математики
работает в гимназии с 1980 года

 

   

Расскажите, пожалуйста, о своем детстве, увлечениях, учебе в школе. Собирались ли Вы с детства быть учителем? Кто повлиял на Ваше решение?

Я выросла в дружной интеллигентной семье. Родители много работали, но старались привить мне интерес к знаниям. Очень часто мы всей семьей отвечали на вопросы различных викторин, которые тогда были в моде: по радио, в газетах. Особенно мы любили викторины о разных видах искусства. 

Училась я в очень хорошей школе №548, на базе которой сейчас создан большой образовательный центр, довольно известный в Москве. Он носит тот же номер 548. Я там училась в математическом классе. Училась всегда легко, с большим интересом. Самой большой проблемой для меня были уроки физкультуры, на которых я себя чувствовала несколько неуютно, чем на других уроках, потому что не могла выполнить всех норм, которые требовались, несмотря на мои старания.
Интерес к математике проявился довольно рано, и вот с пятого класса родители определили меня в школу, которая считалась лучшей в нашем районе, а с девятого класса я продолжала обучение в специализированном математическом классе. Кроме того, в детстве каких-то особых, ярко выраженных склонностей у меня не было. Я много читала, любила шить, вязать, рисовать и слушать классическую музыку. 

В детстве быть учителем не собиралась. Получилось это и случайно, и нет. Дело в том, что много лет подряд наша семья отдыхала летом в самодеятельном доме отдыха при педагогическом институте (тогда он назывался Ленинский Педагогический Институт, а теперь МПГУ). В этом доме отдыха проводили лето семьи преподавателей этого ВУЗа. Естественно, мы все общались, дружили. Но больше всего я подружилась с Норой Григорьевной Миндюк. Сейчас она достаточно известна как автор очень многих учебников по алгебре. Тогда она не была такой известной, она бывшая учительница математики, занималась научной работой по методике преподавания математики в седьмых-восьмых классах. Мы очень много времени проводили вместе. Она мне что-то рассказывала о своей работе, а я ей — что-то о своей школьной жизни. И вот, однажды, она вдруг очень настойчиво мне сказала: «Знаешь, Таня, тебе нужно быть учителем математики». Я тогда вообще даже не понимала, почему именно учителем, но эту мысль она мне в голову заронила, и я стала над этим всерьез задумываться. А через год мы опять встретились, и Нора Григорьевна очень строго меня спросила: «Ну что, ты уже готовишься в Педагогический институт на математический факультет?». После окончания школы я подала документы в Ленинский Педагогический Институт на математический факультет, поступила и стала там учиться.

Работали ли Вы в других школах? Какие отличия Вы видите по сравнению с нашей школой?

Через пять лет я закончила институт и сразу начала работать в школе. Первая моя школа была в Орехово - Борисово. Очень средняя школа, средняя по контингенту учащихся, по составу учителей. Эта школа, когда я в нее пришла, существовала всего два года, и серьезных традиций там еще не было. Школа была очень большая, классы переполнены. В тех классах, где я начинала работать, во всех было по 43 человека. Я проработала в этой школе три года. Могу сказать, что несмотря на то, что контингент ребят состоял в основном из детей рабочих ЗИЛа, к тому же многие семьи недавно приехали в Москву из провинции, и уровень культуры в целом был невысокий, но к учителям и ко мне, в частности, и ребята и их родители относились очень тепло, очень по-доброму. Например, ученики 6 класса установили дежурство, кто и когда будет доставлять меня домой на велосипеде. А родители одного мальчика разыскивали меня через милицию, чтобы подарить букет цветов, привезенный с дачи. Я очень благодарна той своей первой школе, и неизвестно, как сложилась бы моя жизнь дальше, если бы я встретила там какое-то негативное, недружелюбное отношение.

Как Вы попали в нашу гимназию? Какими были первые впечатления от работы в ней?

Случилось так, что через три года после начала моей работы, мы переехали на Юго-Запад, получив здесь новую квартиру, и я вынуждена была поменять школу, потому что времени на дорогу надо было бы тратить около трех часов в день. Тогда не было метро «Орехово-Борисово», от ближайшего метро «Каширская» до моей школы примерно минут сорок еще на автобусе и пешком. И вот, в один из дней, когда я приехала сюда, на новую квартиру, я решила узнать, где находятся ближайшие школы к моему дому. Выйдя на улицу, я остановила двух девочек и спросила у них, где находятся ближайшие школы к моему дому. Они ответили, что здесь недалеко есть школа, но она не очень хорошая, «а вот лучше пойдите в школу, в которой мы учимся, она хорошая, правда, через дорогу». Я пришла туда, куда они мне показали. Это оказалась школа 43.
Я вошла в школу. Первый, кого я увидела, был Юрий Владимирович. Он стоял при входе в школу с большой красной папкой под мышкой. И когда я спросила, где я могу увидеть директора, он провел меня в кабинет. Наш разговор был не очень долгим, мне показалось, что я совершенно не заинтересовала Юрия Владимировича. Но через два дня, к моему великому удивлению, приятный женский голос (как потом выяснилось, это была Лариса Давыдовна) сказал мне: «Пожалуйста, приезжайте на встречу с директором повторно, он хочет что-то уточнить». Так я оказалась в этой школе и работаю в ней уже тридцать первый год. 

Когда начался учебный год и я попала на два урока к другим учителям, один урок русского языка у Елены Дмитриевной Волжиной и другой — математики у Ирины Николаевны Деевой, я сразу поняла, что в этой школе я долго не задержусь, потому что уровень преподавания здесь очень высокий и коренным образом отличается от уровня преподавания в той школе, где я до этого работала. Я совершенно не была подготовлена к такому высокому уровню и подумала, что придется искать другую работу, потому что даже встать рядом с этими учителями я никогда не смогу. Но благодаря существенной помощи Ирины Николаевны, которая оказывала мне всяческую поддержку, я постепенно стала привыкать к требованиям этой школы и очень старалась совершенствоваться именно в методике преподавания математики.

Ирина Николаевна, человек кристальной чистоты и порядочности, была человеком очень требовательным, прежде всего требовательным к себе, но также и к другим, поэтому сначала я очень робела перед ней. Но скоро я почувствовала удивительную заботу, необыкновенное желание помочь, что-то подсказать, при этом очень деликатно, очень тактично, ни в коем случае не ранив меня как молодого учителя. Потом мы с Ириной Николаевной очень подружились, несмотря на разницу в возрасте лет в тридцать. Она стала мне настоящим старшим товарищем для меня, мы стали общаться и вне школы. Вспоминается такой случай. Однажды мы разговаривали с Ириной Николаевной по телефону вечером, и вдруг она мне говорит: «Танюшка (она всегда меня так ласково называла), что-то мне кажется, что у тебя голос хриплый». Я ответила, что горло немного побаливает. А назавтра Ирина Николаевна вошла в мой кабинет, держа банку с малиновым вареньем. Современные дети, наверное, скажут: «Подумаешь!». Но тогда малиновое варенье — это целое сокровище, ведь купить его в магазине было невозможно). Но главное не это. Я тогда сразу представила, как Ирина Николаевна везла эту банку в переполненном метро (а жила она на Кутузовском проспекте) в комплекте с тремя пачками тетрадей. В этом вся Ирина Николаевна — необыкновенно скромная и внимательная к другим, строгая и удивительно заботливая. Очень большую поддержку мне оказывали и Юрий Владимирович, и Лариса Давыдовна и до сих пор оказывают. Могу сказать, что часто чувствую их помощь, отеческую заботу. Вообще, эта школа стала мне действительно вторым домом, очень теплым домом.

Начало работы в гимназии было далеко не безоблачным. Далеко не все мне удавалось. Были неудачи, откровенные провалы. Был класс, который мне просто пришлось оставить, потому что я с ним не справилась. Но тем не менее, я всегда чувствовала помощь и поддержку коллег, это очень помогало.

Кто для Вас является идеалом учителя?

Идеальный учитель? Одного такого человека нет, да и, наверное, быть не может. Может ли человек быть идеальным? Но могу сказать, что в этой школе очень много было прекрасных учителей, когда я сюда пришла, и очень много хороших учителей сейчас, которые являются для меня идеалом. Перечислить всех не берусь, их много, боюсь кого-нибудь забыть и тем самым невольно обидеть.

Жалеете ли Вы, что стали учителем?

Не жалею и не представляю сейчас, кем бы я еще могла быть. Я люблю свою работу. Профессия учителя кажется мне очень интересной и важной. Я люблю встречать своих давних выпускников, радуюсь тому, что они стали хорошими людьми. Разве это не счастье: осознавать, что есть хоть маленькая доля и твоего труда в том, что безалаберный, хулиганистый мальчишка стал хорошим человеком и знающим специалистом.

Какие способы борьбы с невежеством учеников Вы бы предложили?

Я думаю, что учитель должен бороться с невежеством учеников собственным примером. Учитель должен сам очень много знать, многим интересоваться, часть бывать в театре, на концертах, в музеях, на выставках, много ездить, быть очень мобильным. Это не всегда удается учителям, но других способов борьбы с невежеством я не знаю. 

Самое запомнившееся событие в Вашей педагогической практике?

Жизнь в школе такая насыщенная, каждый день что-то происходит, каждый день может произойти какая-то нестандартная ситуация, почти на каждом уроке. Выделить какое-то одно яркое событие я затрудняюсь. Ну, вот один довольно смешной случай. Это было лет 28 назад. Я была классным руководителем в десятом классе, а Юрий Владимирович вел в нем уроки географии. Юрий Владимирович пригласил меня на урок в этот класс. Я пришла, села на свободное место — это была не последняя парта, а где-то так, по серединке, третья парта, там было свободное место, и я туда села. Юрий Владимирович вел урок, ходил между партами, задавал какие-то вопросы. И в какой-то момент я услышала: «Таня, а что ты по этому поводу думаешь?» Я решила, что этот вопрос адресован мне. Ответить на него я не могла. Я побелела, покраснела, мне стало страшно, что мой авторитет перед классом будет перечеркнут, потому что я не знаю, как ответить на вопрос. У меня было такое состояние, что сейчас земля разверзнется, и я туда полечу... И я уже стала медленно приподниматься со своего места, как школьница, как ученица, как вдруг слышу, что Таня Потапова спокойно отвечает на вопрос Юрия Владимировича. 

Как Вы смотрите на современную молодежь? Изменилась ли она за годы Вашей работы в школе?

Безусловно, изменилась. Изменилась очень сильно, потому что изменилась вся жизнь. Изменения в обществе не могли не повлиять на ребят, на нашу молодежь, и, естественно, нынешние ребята довольно сильно отличаются от тех ребят, с которыми я работала лет 25 назад. Была другая идеология в обществе. Тогда было немыслимо, чтобы дети вступали в открытую полемику с учителем, несмотря на то, что наша школа всегда отличалась демократизмом. Тем не менее, дистанция в отношениях между учителями и учениками была сильно больше, сейчас она меньше. Не могу сказать, что мне в современной молодежи все нравится. Я не имею в виду сейчас именно учеников нашей школы; я имею в виду всю молодежь. Меня очень огорчает грубость, которая есть в обществе в целом, и в молодежи в частности. Я совершенно это не приемлю, тем более не приемлю мат в общении. Огорчает прагматизм в молодом поколении. Но, тем не менее, многое радует: сейчас ребята более активные, более свободные, раскрепощенные. Перед ними открыты все дороги, они могут получать образование, где хотят, даже за рубежом. И это очень хорошо, когда есть цель, которую они хотят достичь. Я говорю, конечно, о лучшей части молодежи. Сейчас много возможностей чисто технических для образования, чего не было раньше, и сейчас с ребятами интереснее общаться, они много знают. Сейчас часто возникают ситуации, когда старшеклассники могут рассказать много интересного учителям, того, чего, может, учителя и не знают. Раньше такого, конечно, не было или было очень редко.

Как Вы проводите свободное время?

В данное время его очень мало. Это связано с тем, что я много должна бывать дома. Но раньше я очень любила бывать на концертах в консерватории, всегда любила много читать. Сейчас читаю, к сожалению, намного, намного, меньше, чем раньше. Очень люблю театр, в театр хожу и сейчас часто. Люблю смотреть классические вещи и вещи современные. Очень люблю балет, стараюсь бывать на музыкальных спектаклях. Люблю встречаться с друзьями, особенно с институтскими подругами. А теперь к своим друзьям я могу причислить некоторых своих выпускников. К счастью, есть такие мои бывшие ученики, к которым я могу обратиться с любой просьбой в случае необходимости. Вот только один пример. Моя мама в 89 лет тяжело упала, получив два перелома. Ей нужно было срочно сделать операцию, а для этого нужно, чтобы два человека сдали кровь для больного. Я позвонила Сереже Павловскому, а он своей однокласснице Анечке Хорошкиной. Вместе они обзвонили ребят. На утро следующего дня мне позвонила Аня и сказала: «Татьяна Ильинична! Не волнуйтесь, шесть человек уже стоят около пункта переливания крови. Когда они сдадут кровь, я привезу Вам соответствующие справки прямо в больницу.» После этих слов у меня из глаз покатились слезы.

За что можно любить нашу гимназию и что Вас в ней огорчает?

Я очень люблю нашу гимназию, считаю, что мне очень повезло. Здесь очень хороший учительский состав, много интересных людей, которых собрал Юрий Владимирович. Наши учителя — люди разносторонние, нестандартные, которые могут много дать детям. Мне очень нравятся наши ребята. Многие из них способные, талантливые. Я думаю, что учиться в нашей школе непросто, а учиться хорошо — очень непросто. И, несмотря на то, что я училась в школе очень прилично, в основном у меня были пятерки, думаю, что в нашей гимназии, я училась бы очень средненько, потому что выдерживать такой темп и такой объем требований по разным предметам, я вряд ли бы смогла. Поэтому я преклоняюсь перед нашими учениками, раза за них, завидую им, надеюсь, что они выходят из нашей гимназии широко образованными людьми.

Что бы Вы посоветовали начинающему учителю?

Начинающему учителю я бы посоветовала много-много работать, ходить на уроки к коллегам, на уроки по разным предметам. С каждого урока можно вынести что-то полезное для себя, особенно начинающему учителю. А еще - любить детей и иметь желание преодолевать трудности, а трудности, конечно, будут, без них невозможно представить нашу работу, но все можно преодолеть, если очень хотеть этого. 

 



               Интервью записано в 2015 г. к 40-летию школы в рамках проекта "Учитель - это судьба", 
               Анастасия Серапиао, 9А, #42 параллель

 



www.1543.ru