ЭМОЦИИ, ВПЕЧАТЛЕНИЯ, РАЗМЫШЛЕНИЯ

/ Отзывы участников праздника 40-летия 1543 /
 

Камила Кадырова /10г/

Празднование святой годовщины нашей гимназии занимает особое место в жизни каждого ученика. Каждый год актовый зал переполнен, теснятся дети, родители, учителя, все составляют единую семью. Но сорокалетие стало особенной датой, которая показала, что бывших учеников 1543 не бывает: кто однажды вошел в эти двери, навсегда оставляет здесь частичку своей души и обязательно возвращается. Этот праздник объединил разные поколения, разные страны, абсолютно разных, но таких похожих людей. Чудесный, душевный день рождения школы. 

Мы вспоминали истории из жизни школы, процесса обучения, делились эмоциями и узнавали друг о друге все больше. Но рок сулил и нам испытания… Многих друзей мы не узрим боле и надо всеми в этот день рыдали. Праздник показал, сколь важна память и по какой причине мы так любим нашу школу: мы все что-то значим, нас всех будут помнить, а мы будем помнить другу друга. Мы значимы, мы человечны и любимы.

Гимназия 1543 – семья, которая всегда примет в свои объятия блудного сына, оценит успехи талантливой дочери и будет оплакивать умерших. 

 

Аня Агапова /11г/

На счет «пятнадцать», «сорок», «три»

В марте 2014-го, сразу после своего дня рождения, я впервые пришла в гимназию в качестве учащейся. И села за парту с девочкой, которая родилась со мной в один день с разницей, разве что, в один год. С этого радостного случая началась череда открытий и совпадений, определивших мою дальнейшую школьную жизнь. ...Время, проведенное в гимназии, покажется мигом, вовсе со мной не бывшим. И школа не запомнит меня, одну из тысяч или же сотен тех, кто учился здесь так мало. Но для меня теперь, сумевшей ухватить это счастье, прожитый «миг» дороже прочих лет школьной жизни. На празднике же, при появлении символичного торта, отмеренные 60 секунд собрали все то, чем я жила, о чем мечтала эти неполные 2 года. Тогда, когда со сцены произносили заветные числа и каждый в зале загадывал желание, я успела только изумиться: таким неожиданным был преподнесенный школе подарок. Вместо слов представила образ и, обидно ли, почти сразу успела забыть его. Так бывает с лучшими нашими снами. 

Да, мы были беспечны и даже легкомысленны: чувство любви к нашему дому, друг к другу оправдывало нас же самих в наших глазах. Мы были счастливы, и это не подлежит осуждению. Я говорю в прошедшем времени, потому что ощущение пребывания в школе уходит. И не замедлить время, не вернуть прожитый «миг». И думаю теперь: так ли мы далеки от Марии Лыпенко, никогда здесь не учившейся? Нам ведь точно через «дверную щелочку показали кусочек рая», того рая, которому вот уже 40 лет. Всего 40...

 

Маша Лузгина /11г/

Можно ли сказать, что долгий путь сквозь годы – это как многочасовая прогулка по Петербургу. Петербург – мой любимый город, 1543, вероятно, еще любимее. Конечно, может, многие скажут «Преувеличиваешь ты, Маша, школа, да какой же это город. Просто повезло, а так школа, как школа». А ведь выпускников наберется на целый населенный пункт. Как и в обычной жизни, все мы разновозрастные, некоторые совершенно не понимают современной культуры, а, может, и Россию давно покинули, однако гражданство души осталось прежним и, главное, никогда не изменится. И праздники у нас, как у маленького государства, общие. И торт, торт тоже один на всех. Смысл далеко не в физическом утолении потребностей желудка, наш торт – это как новогодняя елка на центральной площади: все знают, с чем это должно ассоциироваться; все знают также, что счастье где-то не за горами. Темный зал. Свечи. Кажется, вот он, очевидный концепт. А так ли он очевиден, потому что для меня есть в этом какая-то сокровенная тайна, что-то загадочное, как в обряде посвящения в члены тайного ордена. Смотришь со стороны, а все равно, кажется, ты уже включен в эту непрерывную цепь поколений, которая вдруг вся разом появляется на сцене, как будто время прожитое повернули вспять. Все танцуют, как на школьном танцевальном вечере, все здесь, как один большой класс, пронзивший время своим неумолимым упорством и жаждой жизни.

40 лет – не вечность, только маленькая ее частичка. А может и не надо нам этой пресловутой вечности, о которой так любят говорить поэты и философы. Вот я здесь, стою перед вами, я везде и всегда существую, как сумасшедший Гаршина. 40 лет или 17, какая разница. Вечности нет и времени нет, есть только символические цифры 1-5-4-3, смотря на которые, говорят, стоит замолчать и задуматься. 

 

Аня Цеханович /10в/

 Для нас такое грандиозное школьное событие - впервые. Поэтому, я думаю, просто быть причастным к нему, иметь возможность поучаствовать - это уже большая удача! Знаю, что у учителей изначально были споры, стоит ли пускать на праздник учеников, но, как мне кажется, без учеников не сложилась бы цельная картина, не состоялось бы такого воссоединения разных поколений, объединенных любовью к своей школе. Мы же впервые увидели, как много самых разных людей успели стать выпускниками нашей школы, и все они возвращаются, откладывают важные дела ради юбилея, выступают на сцене. И всех нас объединяло в тот день творчество, живая энергия, трепетное отношение к школе и учителям.

Вообще атмосфера была домашняя, как будто мы и не выбирались никуда, а собрались в уютном зале 1543ей. Все было очень искренне и тепло. Настоящий семейный праздник: с очень веселыми, а порою и печальными, даже трагическими нотами. 

Отдельно хочется сказать о видео, сопровождавших весь праздник и связывающих его воедино; это была необходимая составляющая 40-летия, без которой на протяжении всего праздника, особенно такого длинного, было бы очень сложно оставаться в бодром состоянии.

Да, стоит, конечно, сказать о том, что праздник получился немного затянутым. Наверное, стоило всем придерживаться регламента более строго. Но, с другой стороны, 40 лет это большой срок, поэтому и отмечали масштабно, все вместе, почти всем миром! Наше выступление «Маугли» мне непросто оценивать объективно. Мы, конечно, понимаем, что и оно тоже было затянутым, были и проблемы со сценарием. Но все это лично для меня абсолютно перекрылось осознанием того, что все собравшиеся школьники, такие творческие талантливые, хотят и горят желанием делать одно общее дело, поздравить любимую гимназию! Эти репетиции до ночи, порою выматывающие, но всегда такие эмоциональные, эта бешеная энергетика за сценой и на сцене в день самого Сорокалетия – все это дает нам такой заряд позитива, счастья, тепла; что я без этого уже не могу представить себе 1543!

 

Арина Родина /11г/

На этом празднике я впервые поняла, что такое время. Раньше оно мне казалось таким далеким и недосягаемым. Люди постоянно говорят, что время летит быстро, но до этого дня я не понимала их. Мне казалось, что все происходит так медленно и неспешно. 

Когда видишь так много поколений, которых связывает школа, невольно задумываешься о времени. Время так безвластно, оно меняет все только внешне, оно не может достать до глубины души, оно не достигнет человеческих чувств, потому что есть вещи, которые невозможно изменить. Почему все эти люди возвращаются в родную школу? Потому что так надо, потому что что-то им говорит, что они должны сделать это.

День Гимназии - это еще одна возможность ощутить гордость. Это чувство так обманчиво в повседневной жизни, но один день в году оно настоящее.

На празднике я регистрировала самые первые выпуски, первые десять лет существования гимназии. Я смотрела им в глаза, я отдавала им билеты и браслеты, я объясняла, куда идти, когда закончится праздник, когда будет фуршет. Я никогда еще не чувствовала такого душевного одиночества. Я не могла поверить, что являюсь частью школы, в которой учились эти люди. В их глазах была такая боль и такая гордость.

Этот День Гимназии познакомил меня со временем и вообще с жизнью. Я, ученица одиннадцатого гуманитарного класса, сидела на месте регистратора и видела само время. Вживую. Я будто прожила целую жизнь одного ученика Гимназии за один вечер. Но я всего лишь маленькая звездочка на синем небе нашего общего дома, а люди на земле, они такие крохотные, они так далеки от нас, и они очень несчастны, потому что никогда не увидят звездопад.

 

Маша Морякова /10г/

Пристыженная ли Ольгой Евгеньевной Потаповой, все пытавшейся уличить нас в отсутствии патриотизма и осознания себя как маленького, но важного персоналия одной большой сорокалетней эпохи, заинтересованные ли слухами о явлении Максима Галкина народу, а может просто не знающие чем занять вечер субботы, мы – я и почти весь мой класс - явились 28 ноября 2015 года в Академию Наук. И до чего же странно для десятиклассницы, ощущающей себя обычно царицей школьных коридоров (почти не осталось уже для нас «Старших», теперь мы можем грозно разогнать пятиклассников легким движением руки), почувствовать себя теперь на фоне полного зала выпускников как на свадьбе незнакомых людей неуместно, но отчего то, все равно волнительно.

Хотя, кажется, эта проблема была присуща не только мне. На празднике, собирающем столько поколений, трудно возвысится над этими непрописанными нигде делениями. Ровно за нами сидели на протяжении большей части действа (иногда они пропадали в неизвестном направлении, возвращаясь из раза в раз все более веселыми) три выпускника лет тридцати. Наши две компании работали на контрасте. Там, где они хлопали и умолкали, мы непонимающе пожимали плечами. Они вели себя аналогично: когда мы бурно радовались звездам уже наших лет.

И все же, несмотря на эту пропасть лет, лежащую между нами, есть, как мне кажется, вещи, которые для нас одинаково ценны: легендарная история о 2 января 1975 года и экскаваторе, или кадры, показывающие 1543, когда она была еще 43 школой. Кадры эти выглядят совсем как куски из советских фильмов, а ведь на них реальные, искренние, совсем не играющие люди, многие из которых сидели в тот день в зале вместе с нами. 

И, когда в десять часов вечера, я покидала зал, то вместе с головной болью и усталостью, я ощущала также и необоснованную, наверное, ведь не так много я вложила в образ школы, гордость за то, что мне пришлось быть частью этой истории, случилось учиться у людей, о которых было так много сказано в этот вечер. 

 

Наталья Кукина /11г/

Долго ожидая это событие, я создала у себя в сознании целый образ, представление о том, как все должно пройти. Минута за минутой я представляла, как сначала буду сидеть в зале, а потом сама выйду на сцену, и это будет самым счастливым моментом моей жизни. Я буду плакать, одновременно смеяться, испытывая колоссальное счастье и гордость. 

Но вот я сижу в зале, на сцене выпускники, с которыми мы еще так недавно вместе сидели на полу в коридоре школы. Но я не плачу. Хотя я всегда плачу, когда вижу выпускников, потому что одновременно осознаю недостижимую высоту, на которой они находятся, и свою близость к краю пропасти, в которую мы все неминуемо упадем. Но в этот раз я не плачу. Я только сижу с пониманием того, что все мои переживания и страхи крайне эгоистичны, что вот она – во всем величии и блеске – общность, в которой сливаются сотни людей, умеющих и желающих отдавать любовь окружающим. Все они вместе и каждый по отдельности и есть Гимназия, и каждый понимает и чувствует это, как может. Я улыбаюсь.

 

Тамара Фейгина /9г/

Когда 8 лет назад я поступила в 1 класс своей первой школы, она («бывают странные сближения…») тоже отмечала свое 40-летие. Масштаб празднования был, конечно, не тот, но и там, я помню, звучали торжественные речи, полные красивых слов, неизменно встречавшиеся аплодисментами. И теперь, сидя в Большом зале РАН, я вдруг задалась вопросом: а в чем разница? Почему то сорокалетие держалось в памяти ровно столько, сколько длилось, и выплыло из-под сознания только сейчас, а это я через несколько дней могу цитировать дословно и переживать заново и вряд ли когда-нибудь забуду? Ответ прост: дело в любви. Любви, которая окрашивает даже самые избитые формулы, заставляя их звучать светло, метко, а главное, искренне. Любви, ставшей лейтмотивом праздника, бывшего, по сути, вариациями на него. Любви, которая и есть 1543, потому что никакие результаты олимпиад и ЕГЭ, никакие ВУЗы и ученые степени не заставят человека через 10 лет после выпуска приехать из-за океана на День своей Гимназии, а уж вернуться в нее преподавать и подавно. И смысл всего торжества, на мой взгляд, именно в том, чтобы поделиться этой любовью в том числе и с выпускниками, выразить ее и, если хотите, зарядиться ею, прежде, чем снова погрузиться в работу, в ежедневное, храня в сердце этот день, когда никто не стесняется признаваться в любви. 

 

Прасковья Малинка /10г/

Вообще День Гимназии собирался стать для меня тем днем, когда я наконец-таки смогу почувствовать то полусказочное единение, ту волшебную субстанцию, роднящую всех выпускников (а может и учеников) 1543, но почувствовала я намного больше.

Тот день был единственным солнечным днем недели, а то и месяца, птички пели, дети смеялись, мне казалось, что я попала в какой-то параллельный мир, мир сна и вроде даже того самого единства, о котором так часто говорила Ольга Евгеньевна, вспоминая «Золотую параллель» или любого другого бывшего ученика, отпечатавшегося в ее памяти. На самом празднике это чувство многократно усилилось. Хотя я и не знала взрослых, состоявшихся людей, выпустившихся 10, 20, 30, 40 лет назад, я все же чувствовала на них печать нашей гимназии. Пусть нас разделял барьер возраста, опыта или что бы там ни было еще, но плакать и смеяться нам хотелось одновременно, никто не ощущал себя не в своей тарелке. Все собрались здесь ради, если не сказать «благодаря» гимназии, учителям, Юрию Владимировичу. Все понимали всю трогательность речей, с которыми выступали и ученики, и выпускники и, конечно, учителя.

На самом деле, наверное, выпускникам здесь было действительно чудесно, и я, подверженная корыстным желаниям, надеюсь, также через сорок, а может, и больше лет, прийти на такой праздник в качестве выпускницы и, может быть, ненароком попасть в чье-то школьное сочинение.

 

Оля Васина /11г/

В этом году нашей гимназии исполнилось 40 лет. Многие говорили, что 40 лет – значимое число, которое в мировой истории, культуре и литературе имеет свое сакральное значение. Для меня стало очень важным именно то, что мы встретили этот праздник, учась в школе, в старших классах. Мы еще не выпустились, еще не покинули особый мир 1543, не сравнили его с другими пространствами, не забыли значимых деталей. Но мы уже осознанно и ответственно подошли к подготовке праздника, так как понимаем, как это важно. Знаем, что не сможем позволить себе забыть ни единой детали, ни единого слова даже спустя годы.

На праздновании меня поразило то, как люди, выпустившиеся кто-то год, кто-то двадцать лет назад, встречали друг друга, обнимались, сияли от счастья, улыбки не покидали их лиц. И было совершенно не важно, какой профиль и в каком году они окончили. Общие воспоминания о школе, учителях, праздниках, сложностях учебы – все это является той базой, на которой сложилась вся жизнь этих людей. И имея одинаковую ее в основе своей личности, они уже не могут быть чужими друг другу. И не важно, что они встречались только мимолетом в коридоре, заговаривали в очереди на обед, вместе выходили на награждении победителей Интеллектуального марафона. Когда они встречались глазами пусть на секунду, в их взглядах читалось понимание целой вселенной внутри человека. Это такое чувство переполняющей тебя полноты жизни, наполненной любовью и нежностью, которое непонятно людям «извне».

Содержание капустника и большей части выступлений не стали для меня неожиданностью, так как я принимала участие в постановке праздника и имела хоть отдаленное представление о них. А речи выпускников и учителей меня поразили. Я долго их переосмысливала, пересматривала по несколько раз записи Сергея Павловского. Но особенно я была удивлена выступлением Максима Галкина, выпускника нашей гимназии. Именно выпускника, а не звезду шоу-бизнеса мы увидели тогда. Многие сначала со скепсисом восприняли его выход на сцену. Однако в его речи не было неуместного пафоса, он говорил о близких всем учившимся здесь вещах. А на фразе: «Лариса Давыдовна, ничего, что я так долго? Как у нас со временем?» - я почти расплакалась. Настолько по-домашнему это звучало, будто он не знаменитый на всю страну артист, а все еще немного трепещущий перед Ларисой Давыдовной ученик.

Чувство единения, так знакомое каждому в нашей гимназии, на этом юбилее достигло апогея. Его разделяли и выступавшие на сцене, соединившие в своем составе учителей, выпускников, учеников, родителей, и зрители, состоящие из такого же однородного состава. Я безумно рада, что мне выпала честь участвовать в этом праздновании, как бы пафосно это ни звучало. Потому что для меня это и, правда, настолько важно, что я воспринимаю это как наивысшую награду.

 

Настя Потоцкая /11г/

Я очень люблю школьные праздники, всегда жду их с нетерпением, начинаю готовиться к ним заранее. Но в этом году был не простой День Рождения гимназии, был её юбилей. Мне было сложно представить, что стоит за этой фразой «Сорокалетие гимназии». Сорок лет — это поколение, усредненный срок правления великих русских князей, а позже и царей. За сорок лет человек успевает вырасти, расставить в жизни приоритеты и посмотреть, чего же он добился. Мне кажется, что это определенная черта, подходя к которой происходит осмысление и выделение самого главного, после чего начинается второй этап жизни, более монументальный, более осознанный.

«Я выпускник гимназии». Перед глазами встает образ счастливого, начинающего жизнь молодого человека, но ко мне подходили люди разных лет, некоторые старше моих родителей, и повторяли, повторяли одно: «Я выпускник, где мне зарегистрироваться?» Наверное, это состояние души, быть выпускником гимназии, знать её жизнь, расти вместе с ней, впитывая ее негласные «правила», привыкая к особой атмосфере, а потом возвращаться в знакомые, милые стены. Значит, недостает, не хватает во внешнем мире теплоты и заботы, которой здесь окружен каждый.

Все, кто выходил на сцену, чтобы рассказать, напомнить сидящим в зале, показывали, как сильна память одного человека, а значит, и память гимназии. Запоминается все: бутылка шампанского, разбитая о ковш экскаватора, и река По, первые учителя и учителя пришедшие в гимназию позднее, капустники, спектакли и контрольные. Все истории и моменты школьной жизни ценятся и берегутся. 

В моей системе представлении мира выпускники (а раньше и старшеклассники) занимают отдельное место. Люди, близкие по духу, но старше, опытнее. Люди, вызывающие у меня уважение, на которых останавливается мое внимание. Как я уже говорила, среди выпускников были люди, у которых есть свои семьи, взрослые дети. И каково же было мое удивление, когда они выходили на сцену и начинали хулиганить (другого слова просто подобрать не могу)! Я ждала от них наставительного слова, трогательных воспоминаний, а они прыгали по сцене и пародировали учителей! На этом же вечере был и самый необычный капустник, похожий скорее на мюзикл или даже на карнавал: темная сцена, преимущественно черные костюмы, на которых яркими пятнами горят шарфы, боа, монисты. Получилось очень изящно и колоритно, на мой взгляд. Общий танец учителей и гимназистов захватывал всю сцену, все пространство, объединяя людей из разных поколений и профилей. 

Как же непонятно было то, что праздник кончился, что из теплого, светлого зала мы переместились на улицу, освещенную только звездами и окнами тех комнат, в которых еще не выключили свет. Желание, появившееся именно тогда, было никогда не заканчивать гимназию, возвращаться снова и снова и обязательно прийти на следующий юбилей.

 

Настя Кайгородова /XXXIX/

Не секрет, что самое родное место после дома для меня - любимая 1543. Вторая семья, второй дом, спасибо за лучшие семь лет моей жизни, за друзей, за настолько тёплую, дружественную, атмосферу, за ночные репетиции, капустники, КВНы, творческие зачёты, за смех и слезы, за улыбки на лицах, когда на часах 15:43, за все эмоции, которые удалось пережить. Спасибо за таких учителей, которыми можно восхищаться бесконечно... 

А ещё спасибо за то, что где бы ты ни оказался, везде найдутся люди из 1543, с которыми всегда будет, о чем поговорить и что вспомнить. Спасибо за всё, потому что всего и не перечислишь!

Знаете, в такие моменты по-настоящему чувствуешь себя самым счастливым человеком... Счастливым потому, что являешься частью всего этого, что знаком с такими людьми, что всегда находишь здесь моральную поддержку и опору, всегда хочешь возвращаться сюда вновь и вновь...

И пусть так будет всегда! С сорокалетием лучшую школу на Земле! 

 

Александра Бассель /XXXIII/

В праздниках 1543, пожалуй, главное – это их предчувствие и их послевкусие. Наверное, потому, что и то, и другое длится несоизмеримо дольше, чем праздник сам по себе. Ожидание обыкновенного чуда, которое неизменно случается каждый раз – чуда ощущения рядом тысячи людей, которые чувствуют то же, что и ты, так же, как и ты, плачут и смеются в унисон. Ощущение гигантского музыкального инструмента, чьи звуки дрожат на множество ладов в его огромном нутре. Послевкусие, когда все разговоры и мысли, какой бы ни была их исходная точка, скатываются на темы 1543: едешь ли ты к друзьям или от друзей, готовишь ли завтрак, читаешь ли стихи – все о школе.

Поразительная плотность происходящего: получающие медали учителя словно сходят с экрана, где только что давали уроки, танцевали, смеялись, играли на сцене. Пустые кресла в зале, кресла тех, кто уже никогда не придет на школьный праздник, на несколько минут заполняются - когда с экрана пристально оглядывают зал Леша и Денис, когда сияет улыбка Кирилла Волкова. И на какое-то мгновение кажется, что если сейчас заглянуть в школьный актовый зал, то можно подслушать, как он, высокий, светловолосый, хохочущий, надрывает пианино и захлебывается выпускной речью.

Вчера наконец-то прозвучало со сцены то, в чем мы, немного стесняясь пафоса и громких слов, признаемся друг другу наедине, в телефонных разговорах, в кабинетах за чашкой чая: да, для многих из нас 1543 – это и есть Родина. Она противоречива, сложна, с кучей недостатков, но она бесконечно и даже чуть иррационально любима. Любовь эта – как любовь к родителям, она не нуждается в постоянном подкреплении, уверениях, сюрпризах и романтических подарках, она словно дана каждому от рождения, вместе с голосом, способностью видеть и слышать.

День сорокалетия явно и даже немного театрально показал, что любовь к школе – далеко не все, что объединяет чувствующих себя причастными к 1543. Одинаковая музыка, звучащая в разных выступлениях, схожие идеи в режиссуре номеров выпускников разных параллелей – что это, узость сознания? Нет, скорее, это стиль мышления, родственный, идущий из самого детства. Есть ли кто-то из сидящих в зале, равнодушный к тому моменту, когда стрелка часов приближается к делению «без 17 минут 4»? Будем ли мы теперь считать до трех иначе, чем на пятнадцать-сорок-три?

Круговорот, маскарад, вихрь из знакомых лиц: от самых близких друзей до прежних учителей школы, виденных только на фотографиях, ставших уже легендой и поверьем. И пусть кого-то не можешь назвать по имени, пусть кого-то не узнаешь, пусть суета, пусть мельтешение, пусть оборванная на полуслове болтовня, пусть улыбки и объятия вместо долгих разговоров… Главное – ты Дома.

 

Артемий Стрелецкий /XXXIII/

Совершенно невозможно писать о 1543 в предложном падеже. Наверное от того, что никто из ее выпускников не заканчивает школу в самом деле. Как какое-то место и время которое было и осталось в прошлом. Как факт биографии перешедший в факт истории. Нет, все, кто когда-то учился в 1543, остаются в ней навсегда.

1543 это то чувство собственной настоящести, которое ощущаешь в самые пронзительные моменты, наверное, не слишком часто, но когда ты чувствуешь их, понимаешь: ты в школе.

1543 это место которое всегда свое, до такой степени свое, что я однажды понял, что это то самое место, которое я могу назвать своей страной.

1543 это еще и ночной кошмар, потому что когда ты в минуты уныния вдруг осознаешь, сколько можно сделать за это время, и сколько бы ты сделал, будь ты в школе, то иногда становится не по себе.

Я люблю тебя, 1543, за всю любовь, за все ужасы, за все счастье и за всю боль, которые ты мне принесла. Без тебя меня бы не было, а значит я всегда твой.

 

Артем Савенков /XXIX/

В тот момент, когда под звуки колокола с экрана на вставших в молчании людей смотрела ушедшая параллель, все в зале, по-моему, чувствовали одно, жили одним на всех дыханием. И одной на всех большой и светлой скорбью, сжавшей всем нам горло. Спасибо за возможность вновь оказаться рядом с теми, кого я знал.

Спасибо за то, что этот момент был!

 

Ольга Вальдман /XXIII/

Быть может, территориально я уже в Cеверной Америке, но мысленно и душой я продолжаю находится в храме 1543, который, кстати, не ограничен, особо, географическими границами. Многие уже замечательно написали и описали то, что я чувствую после вчерашнего дня - а пишут они много лучше, чем я. Но я всё же чуть-чуть добавлю. 

Живя последние 19 лет в Америке, 1543 для меня стала 'the blessing and the curse'. Не смотря на все мои 'достижения' и очень разнообразную, бурную жизнь, кидающую меня в разные точки света, 5 лет проведённые в 43ей школе, видимо навсегда, останутся самыми эмоционально, творчески, культурно и интеллектуально наполненными годами моей жизни. В это сложно поверить. Я уехала из страны в возрасте 15ти лет. И тем не менее 1543 'задала' мою дальнейшую жизнь. На празднике А.Ю. Волохов меня спросил 'Ну и откуда ты такая? Это тебя Америка такой воспитала?' (Разговор был про мою работу с вновь прибывшими в Америку беженцами и иммигрантами). На что я, не моргнув глазом сказала, что нет, 'такой' меня сделала школа (ну и родители, конечно - грех не отдать должное - хотя им тоже не всегда было понятно 'как'). По-моему, А.Ю. мне так до конца не поверил, ведь не все выпускники школы занимаются таким типом работы. Но на самом деле, мне просто крупно повезло, что именно в работе мне удалось реализовать все те принципы отношения к людям и требовательности к себе, которые дала нам всем 1543. Все мы это воплощаем по-разному - кто-то через творчество, кто-то через отношения со своими детьми, мужьями/жёнами, друзьями, кто-то в отношении с искусством, а кто-то в своей внутренней жизни, мыслях и каждодневных поступках, даже не замечая этого. Но во всех нас заложено что-то 'правильное', какой-то волшебный компас, который нами руководит.

Так почему же 'curse' спросите вы, когда так всё прекрасно. А потому, что 43я школа поставила такую высокую планку, что я всю жизнь мучаюсь, пытаясь найти людей соответствующих этой планке. Все не те - не так мыслят/говорят, 'не та глубина', 'не та широта'. А самое ужасное, что я тоже 'не такая' - не достаточно читаю, на уделяю внимание искусству, не часто останавливаюсь подумать 'о высоком', и постоянно думаю, что вот если бы мне сейчас, хоть на чуть-чуть оказаться опять на уроках Потаповой, Дорожинской, Шейниной, Кацвы, Гейдмана, и т.д. быть может сейчас, наконец, я смогла бы наполнить свою голову всеми знаниями, которые они мне так щедро дарили, но которые я тогда не умела по-настоящему 'брать', а что набрала, половину растеряла. И вот это полное ощущение того, что ни я, ни многие, кто наполняют мою повседневную жизнь, никак не тянем на эту планку... Это и есть 'the curse'. И это подпитывается, тем, что каждый раз приходя в школу, и уж тем более в субботу на празднике, все эти удивительные учителя во главе с необыкновенным Завельским (который по-настоящему определяет слово 'интеллигент' в каждо своём слове, взгляде, поступке и даже улыбке) предстают предо мной ровно такими же прекрасными, умными, талантливыми, вдыхающими жизнь во всех и вся.

Но я готова всю жизнь 'мучиться' и продолжать тянутся и стараться хоть как-то приблизиться. Я счастлива и благодарна, что мне задана такая высокая планка, что в моей жизни все-таки есть замечательные люди (многие учились в 1543) и с НИМИ-то я могу посидеть, поговорить, восхитится ими и понять друг друга на полу-слове, даже не видясь 5/10/15/20 лет. И что я могу приехать на 40-летие гимназии и в окружение 400-500 'единомышленников' просидеть 5 часов в зале, смотря старые записи на видео роликах, слушая речи любимых учителей и выпускников, наслаждаясь капустниками и потом кричать 'ещё, ещё!'

Спасибо всем, кто организовал этот праздник, праздник души!

"В нашей школе есть традиции; одна из главных это традиция гуманных отношений" Ю. В. Завельский

 

Сергей Павловский /XX/

 << "Уроки Самоиронии">>

 

Нина Спиридонова /XVI/

 Вчера школа 1543 отметила свое 40-летие - громко, широко и вместе с тем пронзительно. Потому что в череде поздравлений, награждений и песнопений мы вспомнили о тех, кого с нами уже нет и поименно перечислили ВСЕХ ушедших за эти годы учителей и учеников (их оказалось больше 50). И для меня оказалось очень важным, что прозвучали имена Лехи Лившица, и Васьки Барбакадзе, и Лешки Одинцова, и Гошки Николаева, и Толстошева и Волчеком... Огромное спасибо за эту память! 

Лариса Давыдовна, теперь понятно, почему все эти годы вы бережно собирали сценарии всех спектаклей, капустников, классных часов - чтобы в школьной летописи был упомянут каждый. Спасибо Вам за это! 

Сережа Павловский, спасибо за твой титанический труд по воссозданию на экране этих 40 лет школьной жизни в мельчайших подробностях! 

И еще. Вчера все мы пережили какое-то невероятное эмоциональное единение, 
когда стерлись все границы между выпусками, классами, параллелями, теми, кто учился с тобой, и теми, кого учил ты. Потому что у все мы в этом доме провели абсолютно счастливую юность. 

Школа, спасибо за эту Встречу!

 

Татьяна Довгалюк /VI/

 Ощущения от 40-летия можно охарактеризовать словами "стирание границ" и "эволюция". Люди прилетели со всего мира, выпускники со всех концов земного шара не просто произносили поздравления, а создали новый жанр международного капустника. Номер "Птица тройка", подготовленный международной командой выпускников, включая Алексея Горшкова и Петра Татищева, продемонстрировал новый виток эксперимента и креатива.

Великолепное выступление Максима Галкина, в котором он потрясающе сформулировал суть нашего отношения к школе и того, чем является школа до всех нас, было полной неожиданностью.

Facebook и сайт стёрли границы классов, выпусков и параллелей. Ко мне бросались с объятиями выпускники разных лет, которых я знала только по Facebook. Виртуальная жизнь соединилась с реальной и на 40-летии все вектора сошлись в одну точку.

Выступление Андрея Большакова из 3-ей параллели, который, как мы все теперь знаем, посадил березу под окном кабинета Юрия Владимировича, и которого никак не могли упросить уйти со сцены, отдельное яркое пятно. Человек за столько лет накопил так много слов благодарности, что категорически отказывался уйти со сцены пока на выскажет все, несмотря на регламент и уговоры ведущих и зала.

Капустник учителей с завершающим "Идите работать" был отличной кульминацией. В голове крутится фраза, произнесённая со сцены Таней Сидоренко: "Завельский в 50 лет создал нашу школу, а что сделал ты?" В общем, гимназия и её учителя, ученики и выпускники вышли на новый виток эволюции!

 

Маргарита Аминадовна Гинзбург /учитель 43 школы/

Мы были первыми... Это значит, что мы открывали школу N 43 по адресу 26 Бакинских Комиссаров, дом5, корп3, ту самую школу , открытие которой Ю.В. Завельский провозгласил 40 лет назад, разбив бутылку шампанского у ее входа. Еще никто не мог сказать, что ждет эту школу, ее учителей, ее учеников. У каждого из нас сжималось сердце при мыслях об этом. Мы впервые вглядывались в глаза наших новых учеников. А они пытливо разглядывали нас.

Первый год был самый трудный Мы чужие и дети не родные. Насильно мил не будешь. Проходил год за годом А мы все те же за небольшим исключением. Постепенно мы становились одной семьей. Беда на всех одна и радость одна. Вот так рождалась наша школа. Не сразу дело делается, не сразу сказка сказывается. Шаг за шагом, победа за победой. Тебе половину и мне половину. А без этого нет коллектива, нет чувства локтя. Как молоды мы были, как вместе мы любили! Завельский такой молодой и жаркое сердце в груди!

Жизнь в стенах нашей школы закипела и мы кипели: утренники, спектакли, вечера, КВНы, путешествия, соревнования, олимпиады, экскурсии, походы, встречи, расставания, праздники и все , без чего мы не могли жить. А те, кто не чувствовал единства с нами, уходили. В школе создался свой собственный мир. А вокруг жизнь шла своим чередом. Что-то нас в ней огорчало, что-то радовало. Иногда страна полностью меняла свои ориентиры, и мы шли с ней в одном строю, но были и сомнения.

Мы пытались оградить наших подопечных от лжи и грязи, вырастить их честными, верными нашей дружбе, чести, справедливости. Мы хотели, чтобы они были счастливыми, сильными, смелыми, чтобы им везло во всех их начинаниях. Для этого надо было, чтобы они верили нам и шли за нами. Иногда мы слышали от них упреки: "Что вы сделали с нами? Ведь жить в современном мире с вашими принципами невозмоно. Мир кишит враждебностью, ненавистью, эгоизмом. Как же жить в этом мире, доверяя всем вокруг, любя всех, помогая всем, не теряя своего достоинства?" В чем-то вы правы. Но и мы не столь наивны. Наши убеждения, традиции, привязанности научили нас жить, веря во все светлое и бороться за чистоту нравов. Мы надеемся, что мы сумели передать вам наши взгляды, что они помогли вам выжить в трудной и не всегда понятной жизни. Изменение номера школы на 1543 и статус гимназии прибавило нам энтузиазма. Изменились учащиеся и нам пришлось меняться. Новые трудности, новые заботы. Ни дня без борьбы.

Вы наше будущее. На вас все наши надежды, что вы продолжите наши начинания и пронесете гордое звание гимназии 1543. Пусть оно по-прежнему притягивает вас. И потому мы собираемся каждые 10 лет, чтобы посмотреть в глаза друг друга, почувствовать общее тепло, сердечность, поддержать кого-либо, если надо, вспомнить все, чем мы можем гордиться и решить, правильной ли мы дорогой идем, помянуть теплым словом всех тех, кто уже не с нами, но в наших сердцах, помечтать о будущем. Нам хочется разделить с вами радость и гордость. Ведь недаром мы с вами составляем наше святое братство, созданное и спаянное всеми любимым Ю.В.Завельским.

На 40-летии мне посчастливилось вновь окунуться в это кипящее море молодости, любви и родства. Я благодарю судьбу за то, что она подарила мне эту встречу и дала силы посетить вас. Передайте мои пожелания новым поколениям выпускников гимназии N 1543. Я желаю счастья и мира вам! 

 


 

 

СТРАНИЦА 40-ЛЕТИЯ ГИМНАЗИИ

 

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА САЙТА