СЕМНАДЦАТЬ МГНОВЕНИЙ ОСЕНИ
/ текст о Дне Гимназии 2017 г./

 

ПРОЛОГ

"Юрий Владимирович, а почему не "Столетие Революции"? Зачем же Вы решили снова про Москву? Москва уже сто раз была! Столетие – был бы отличный повод поговорить об этом непростом времени всерьез…" – задал я вопрос директору через несколько дней после публичного оглашения на августовском педсовете темы Дня Гимназии. "Ну, во-первых, Москве 870 лет все-таки не каждый год, а потом еще... Ты знаешь, Сережа, конечно, я думал об этом. Но Революция – очень непростая тема. К ней многие в нашей школе относятся очень по-разному. Это конфликтная тема, разделяющая людей. Именно поэтому я вынужден был отказаться от нее. Зачем нашей гимназии лишние конфликты? И, потом, ты не прав, про Москву можно очень много интересного рассказать." 

 

5

Москва и правда оказалась интересной темой для Дня Гимназии. И, что может быть даже важнее, – актуальной. Для пятиклассников география родного города явно не менее важное знание, чем абстрактные Кордильеры, Гималаи или Мыс Доброй Надежды. Потому что некоторым даже трудно пока выговаривать названия хрестоматийных московских улиц (СамотЁка – это которая "сама течет", а СамотЕка – это, видимо, что-то вроде "дискотеки"), как тем самым попавшим в Москву комичным иностранцам, которых они играли – 5А англичанина, а 6В француза. Да, это забавно, что при весьма широком разбросе тем и жанров, очень многие фигуры возникали у разных классов парно – два Ивана Василича (5В и 7В), два Виктора Цоя (6Г и 8Г), две Татьяны Лариных (7А и 11Г), целых четыре Пушкина (5А, 5В, 6А и 6Г), ну и наконец – два Юрия Завельских (7В и 8Г). Но об этом позже. 

 

6

Шестые классы запомнились мельканием пестрых тканей (6Б мелькал речным синим, а 6В цыганским красным) и информационно-насыщенным содержанием. 6А и 6Г рассказали нам и про судьбу Вахтангова, и про маски Турандот, и про передвижение зданий вдоль Тверской, и про знаменитого пекаря Филиппова и т. д. У 6Г (Г.В.Пикалова) особенно понравилась сцена с пятью памятниками – пышущий здоровьем, только что женившийся Пушкин, бодрый и меланхоличный Гоголь (два человека играли два разных памятника писателю) и очень лиричный Окуджава, который вот уже второй раз за эту осень (первый – на Дне Учителя у 11В) звучит со сцены 1543 не песнями, а стихами – это и ново, и хорошо. А вот 6В (Е.В.Терещенко), кажется, нащупывает свой собственный, ни на кого не похожий путь на школьной сцене – кочевой и бесшабашный путь цыганского табора. Задвинув в сторону традиционные историю, поэзию, википедию и слайды, класс устроил некий "капустник-лубок" из сцен народной жизни. Причем, их нарочитая незамысловатость и была художественным приемом, потому что с лихвой компенсировалась абсолютной органикой. Посмотрите, например, минутную сценку в цирюльне – в ней же нет ничего совершенно, не то, что смысла или подтекста, но даже ни единого слова, это простая зарисовка, но это самое настоящее, натуральное, взаправдашнее бритье! И это отчего-то интересно! Остальные мини-зарисовки почти такие же – шестиклассники не изображали "как бы" цирюльников, купцов, богомолок и пекарей – они ими были. Наверное, это и есть начало театра. 

 

7

На сцене театра 1543 бывают два типа серьезных спектаклей – первый это традиционная драматическая классика (Шекспир, Гоголь, Островский, Чехов), второй, авангардный, это постановка произведений или современных, или очень затейливых, или почти совсем несценических. Оба эти типа по своему интересны, но давно хотелось увидеть и что-то среднее, то, что входит в хрестоматийную школьную программу по литературе, но не является пьесой, – например, какой-то значимый фрагмент из "Евгения Онегина" или "Войны и мира". Эта была моя давняя мечта, поэтому особое личное спасибо 7Б за главку про Петю Ростова и 7А за седьмую главу (Путешествие Лариных в Москву). И неважно, что дети этого еще "не проходили". Когда же еще ставить "Войну и мир", как не в 7ом классе? Ведь к тому моменту, когда ее наконец "пройдут", все мысли будут только о КВН или ЕГЭ... Толстовский и пушкинский тексты так достоверно звучали в устах семиклассников, что шляпки, прически и пышные платья барышень из 7А смотрелись даже некоторым баловством, излишеством, и без них было бы хорошо. Ну а с ними – просто прекрасно. 

 

ИГРА

Традиционная игра старшеклассников впервые проходила в Малом зале, и это выглядело мощно – Алексей Валерьевич священнодействовал, колдовал в этом полумраке Валгаллы, освещенный отсветами экрана с вопросами и ответами, а вокруг него – справа, слева, сзади, спереди, всюду сидели его ученики и внимали. Глаза блестели от азарта. Видимо, это какие-то штуки с "пятым измерением" нового школьного зала, потому что то же самое количество классов смотрится в Малом зале втрое масштабнее и представительнее, чем в Большом. 
Ну а поскольку я там тоже немного снимал, то исключительно "со своей колокольни" не очень остался доволен победителями. 11В отчего-то выиграл игру с куда более кислыми физиономиями, чем были у 11Г, в последний миг упустившими победу. Это был целый фейерверк эмоций! Ведь радость это или огорчение – не так уж и важно, все лучше, чем индифферентность. Для кино эмоция куда важнее факта.

 

ВОССТАНИЕ ЮНКЕРОВ

Единственный класс, который не испугался в год столетия Революции всерьез рассказать именно о Революции (не забыв при этом и о Москве), был 9Г. Речь шла о знаменитом московском восстании юнкеров октября 1917-го. Очень правильно выбрана интонация их рассказа – с одной стороны, совсем ничего от себя по факту и слову – лишь газетные сводки, стихи, дневники, а с другой – очень много себя в эмоциях. Монологи участников и свидетелей событий, особенно Цветаевой и Эфрона (Лиза Ягудина и Илья Зайцев), шли от сердца к сердцу, и в зале установилась непривычная, почти неживая тишина – все текущие переживания о занятом стуле, о полученных или неполученных грамотах, о предстоящем скором собственном выходе на сцену – все это оказалось незначительным перед величием трагедии столетней давности. И мне кажется, что вот именно так и надо рассказывать об истории своей страны – не судить, не глумиться, но и не смотреть холодно-отстраненно через профессорский микроскоп, а пропускать через самого себя всерьез. Так, чтобы звенело. И болело. Спасибо Ольге Эдуардовне за этот "открытый урок" истории. Урок для всех нас. 

Восстание юнкеров, конечно, не самое ключевое событие Революции и Гражданской войны, но символичное. 25 октября 17го года в Москву поступает известие о ночном перевороте в Петрограде, о том, что к власти в стране приходят странные люди, которых никто не звал, не выбирал и даже толком не знает. Разумеется, большинству это никак не может понравиться, но большинство никто и не спрашивает. А толстовское "должны" во фразе "люди добрые должны объединяться для того, чтобы творить добро", оказывается, просто висит в воздухе и ни на чем не держится. Кому они это должны? Кто гарантирует, что объединившись, эти "добрые люди" не перестанут в тот же момент быть добрыми? И как в принципе нужно делать выбор между спокойствием-единством с одной стороны, и честью-принципиальностью с другой? Осенью 17го выбор чести сумели сделать только несколько сотен молодых людей – студенты гражданских и военных высших учебных заведений (юнкера), а остальная Москва сочувствовала им с безопасного расстояния, не переставая жить своей обычной жизнью. 

"Осторожные зрители молча кутались в шубы..." 

Но дело еще и в том, что именно выбор чести этих молодых ребят, их нежелание мириться с неправдой и стали причиной самых первых выстрелов будущей Гражданской войны, многолетней и кровавой. Войны, в которой народу пришлось выбирать не только между конкретными красными и белыми, а еще и между единством и честью. Дьявольский выбор. 

 

КВН

Мрачный дух раскола вековой давности все-таки добрались и до нашей школы, просочившись сквозь ее плотно застекленные окна и двери. Сбылись опасения Ю.В.Завельского о конфликтности самой темы Революции. Которая, хоть и не стала темой КВН явно, которую, как имя Воландеморта, даже боялись произносить вслух, но которая, как тот самый Воландеморт, умеет мимикрировать, а веретеном, как показывает дошкольная классическая литература, можно уколоться в любой закрытой от внешнего мира организации, сколько не запрещай колдовство и прялки. КВН-2017 получился отличным, на уровне всех предыдущих в 1543, но он как начался с кулуарных разногласий между учителями-устроителями о самой возможности "шутить о революции", так и закончился громким решением жюри, обидами и объяснениями. И хотя в самом "теле" КВНа было много веселого, интересного, а местами даже и нового, о чем скорее хочется написать, потому что об этом писать, конечно, приятнее, но для тех, для кого 1543 это не только Школа и Театр, но и Дом, кто здесь всерьез и надолго, невозможно не задумываться и о конфликтных ситуациях, невозможно не приходить из-за них в уныние и не искать пути выхода.

В любом коллективе неизбежны глупые ссоры по мелочам, их надо уметь быстро преодолевать, и совершенно необязательно (даже вредно) запоминать. Но чем сложнее устроен интеллект, чем тоньше психика человека, тем более абстрактные вещи выводят его из равновесия. Недовольства решениями жюри КВН бывают у нас каждый год, такой уж это жанр. Потому что, если это КВН, то есть игра, то в ней есть правила (какие?) и есть судьи, которые обязаны (не просто могут, а обязаны) не только хвалить, но и критиковать. И нечего на критику обижаться. Или выступление на сцене нужно называть не "КВН", а "Капустник" и выступать без оценок и судей, в свободном полете. Как, например, учительские капустники, в которых тоже иногда бывают и слабые и некорректные места. А если без оценок школьники не привыкли, им без них неинтересно, то можно придумать и какой-то компромиссный вариант – например, разделить выступление на собственно соревновательный "КВН" быстрых ответов, "дуэлей", с оценками и "Капустники команд" ("Домашние задания"), которые уже никто не должен оценивать, а все только смотрят и радуются. 

К членам жюри всегда было невольно сочувственное отношение – ведь они должны выбирать между командами хорошо им известных людей, часто друзей, ориентируясь на довольно абстрактные критерии. Но КВН-2017 показал, что тяжесть задачи члена жюри бывает не только в выборе между командой "А" и командой "Б", но и в более серьезном, нравственном выборе. Это выбор между собственной совестью и духом товарищества. Ведь это только в детских сказках герои сражаются "за правду" с какими-то абстрактными пучеглазыми "врагами", а в реальности сплошь и рядом из-за этой правды приходится ссориться со своими хорошими друзьями. Или не ссориться с друзьями, а глушить себя большими или меньшими компромиссами. И это снова выбор между принципиальностью и единством. Очень тяжелый выбор. 

"Сможешь ли ты изменить этот мир? 
Сможешь ли ты принять, как есть?
Встать и выйти из ряда вон?"

У Михаила Кипниса в ответ на некорректную шутку одной из команд был как раз именно такой выбор – промолчать, как все, или высказать явно свою позицию, свое несогласие, то есть проголосовать, раз уж возложена была такая ответственность, а потом и объяснить свой голос, оказавшийся в тот день решающим. Очень многим не понравился сам факт того, что Михаил решился свое действие затем объяснить публично (в предельно вежливой и корректной форме, разумеется). Ну зачем нам говорить о том, что было плохо, ведь было много хорошего? Зачем портить праздник?! Но ведь Михаил Кипнис не сам себя назначил членом жюри, ему делегировали это право – судить и говорить. Он им и воспользовался, в отличие от других, промолчавших. Молчание, как известно из Галича, – золото. 

Так что же важнее – принципиальность или единство? Вот он, вопрос московских юнкеров. Это вопрос и сегодняшнего дня нашей страны, когда одни не могут переступить через свои принципиальные представления о законности, а для других важнее всего единство народа. И это, без сомнения, ложный выбор. Это выбор ложный и провокационный, как вопросы: "Ты больше любишь маму или папу?", "Ты хочешь быть умной или красивой? Доброй или честной?" Нужно все разом. Нельзя разделять! Нужно уметь останавливаться! Нельзя из-за абстрактных принципов доводить до раскола, но нельзя и упиваться благополучием теплой дружной уютной компании, закрывая глаза на фальшь, на глупость, на грубость, на лицемерие – даже, если это любимая 1543!

А случившийся конфликт, мне кажется, должен послужить прививкой и уроком для всех. ("Для всех" – это для всех, в том числе и для меня самого). Ведь его главная особенность в том, что он не только и не столько между теми-то и теми-то людьми, а это в первую очередь внутренний экзистенциональный конфликт между двумя абстрактными понятиями – "единство" (дружба) и "принципиальность" (честь), среди которых нет более и менее важного – важны в равной степени оба. И поэтому выйти из подобного конфликта можно только одним способом – встав над этой внутренней схваткой, услышав в себе самом обе стороны, оба голоса. 

 

 КАПУСТНИКИ

"ВПЕРЕД В ПРОШЛОЕ"

Отрадно было видеть на сцене дебютантов 9ых и 10ых классов. Их восторг от самого факта участия был неподдельным и заразительным. Диане Александровне Филатовой удалось решить сложнейшую задачу, поставив внятный, веселый, смелый (даже острый!) капустник с незнакомыми школьниками, в классах, где она не преподает. Видимо, сказался пятилетний опыт постановок выпускных вальсов с разными параллелями и неоднократный режиссерский опыт в команде выпускников, и все равно – теперь принципиально новый этап. В целом вышла такая социальная сатира на нападки контролирующих и опекающих гимназию органов, на извечное противостояние разума и бюрократии. Из конкретных выступлений запомнился очень трогательный образ Елены Всеволодовны – "Вот раньше было столько времени на литературу, что мы проходили на одном уроке "быть", на другом "или не быть", а теперь...", запомнились зажигательное сиртаки, бегущая под дикторами строка в виде разматываемого рулона с текстом, наряды кроманьонцев и жалостливая песня "Что тебе снится, гуманитарий?" (Привет символу все того же столетия революция – крейсеру "Авроре"), как водится, математики и биологи смешнее всего показывают гуманитариев (обратное тоже верно). 

Всем очень понравился образ Глаголева этой команды. Он и правда был остроумно сделан, и правда понравился всем, даже оригиналу, который сидел в зале в метре от меня, так что я мог наблюдать. Но лично меня тогда охватила какая-то совершенно неуместная на веселом празднике тоска. Сергея Менделевича на сцене всегда изображали гипертрофированным занудой, а тут бодрый весельчак. И ладно бы только у одной, но и у другой команды тоже был Глаголев-весельчак, даже танцор. Я задумался, откуда такая трансформация образа? Вряд ли так уж принципиально изменился и повеселел сам Глаголев. И тогда понял, что дело в другом. Раньше бородачей на капустниках было больше – трое, а еще раньше и пятеро, и необходимо было отличать одного от другого костюмом, характером, формой бороды. А теперь не нужно... Река школьной памяти все-таки течет удивительно быстро. Отсюда и тоска. Неуместная совершенно. 

 

"СЕМНАДЦАТИЛЕТНИЕ"

Математики и гуманитарии 43й параллели пошли совершенно иным путем, почти совсем отказавшись от учительских пародий, да и вообще – почти не вспоминая о школьных проблемах и вопросах. Эти ребята давно ищут свой жанр, им тесно в привычных рамках. Не могу сказать, что у них получилось до конца этот новый жанр четко оформить – нужно было бы для чистоты эксперимента совсем отказаться от упоминания 1543 и ее учителей (а ведь зал-то именно этого и ждет). Но принципиально изменить направление вектора рассказа удалось. Удалось сделать содержательное выступление на абсолютно новую тему. И вот в этой масштабной задаче мне видится главная заслуга команды, которая гораздо важнее россыпи удачных песен, танцев, актерских ролей и шуток, которых у них тоже было достаточно. 

Ведь кем являются герои традиционного школьного ученического капустника? Да кем угодно – учителями, учениками, сказочными существами, животными, чиновниками, президентами, врачами, греческими богами, но только не самими собой! Потому что "ученик" в школьном капустнике – это как правило совершенно бесполое и безвозрастное существо. Пол и возраст условно нужны только в иерархии старшинства номеров классов и схематичных отношений вроде "девочки умиляются или плачут, мальчики дерутся или хулиганят". А здесь мы увидели реальных молодых людей, семнадцатилетних юношей и девушек, которых волнуют, тревожат, радуют, печалят, вдохновляют отнюдь не только особенности гимназических профилей обучения. Их волнует, например, вопрос, как переводить виртуальные отношения с противоположным полом в соцсетях в реальные, как преодолевать смущение, их волнует, например, как относиться к политическим событиям и митингам сегодняшних дней, как отличать содержательные вещи от пустых провокационных лозунгов. И вдруг оказывается, что ровно то же самое волновало и их сверстников самых разных стран и эпох, а значит, неразрешимых вопросов нет. А еще выясняется, что не только сюжеты классической школьной литературы, но и биографии самих классиков могут быть почвой для капустника ничуть не менее благодатной и богатой, чем привычки и внешние особенности учителей 1543. Потому что М.Ю.Лермонтов или Татьяна Ларина ничуть не менее известные и любимые в 1543 персонажи, чем Лариса Давыдовна или Кацва! А, следовательно, и капустник про них можно сделать ничуть не хуже. Вот такую простую истину открыла нам всем мат-гум команда КВН. 

А еще, оказывается, можно попробовать отыскать общие черты не только у биологов или математиков разных параллелей (одни вечно ищут приключений, другие – девушек), но и общие черты семнадцатилетних людей. Им всем хочется, чтобы Лермонтов победил Мартынова, и, конечно, светлого будущего. Потому что "Семнадцать – это всегда полет!"

 

"ПРОЕКТ 17"

Лучшее место выступления третьей команды, безусловно, трио уборщиц Маруси Подлесской и Ко. Легкое, веселое, артистичное, даже в стихах. Сложнее с общим сюжетом. Есть формальная конструкция, на которую все нанизано, это съемка "видеоблогов учителей", но вот глобально, о чем это было? В чем "месседж" выступления? У меня есть гипотеза. Пересматривая различные фрагменты номеров – вот милые ребятишки-биологи, или скучающие в матклассе девушки-гуманитарии, вот простушки-уборщицы и грубоватые лбы-охранники – я снова и снова спотыкался об образ выпускника-переростка (Юра Саночкин). К чему он там? Пока наконец не понял, что он не второстепенный, а главный герой, и, чтобы расшифровать месседж, нужно решительно изменить систему координат, разместив начальную точку отсчета внутри самого Саночкина, посмотреть на остальных его глазами. Вот он просто стоит в углу сцены – прямой, как лестница, и смотрит на резвящихся в меру и без меры школьников, вот он ведет ВМШ у семиклассников в школьном фильме – "ну да, мы их учим, иногда наставляем", вот он огорчается, когда они неправы ("если мы обидели кого-то зря, календарь закроет старый лист"), вот он их защищает от внешних нападок, а вот прилетает на голубом вертолете их спасать, когда они попадают в реальную беду. И снова он то опекает, то любуется, а порой и "наставляет". Так кто же это? Ну конечно, – Холден Колфилд! (Спасибо первой команде за наводку). Вот цитата из Сэлинджера: "Я себе представил, как маленькие ребятишки играют вечером в огромном поле, во ржи. Тысячи малышей, и кругом — ни души, ни одного взрослого, кроме меня. А я стою на самом краю скалы, над пропастью, понимаешь? И мое дело — ловить ребятишек, чтобы они не сорвались в пропасть. Понимаешь, они играют и не видят, куда бегут, а тут я подбегаю и ловлю их, чтобы они не сорвались. Вот и вся моя работа. Стеречь ребят над пропастью во ржи. Знаю, это глупости, но это единственное, чего мне хочется по-настоящему. Наверно, я дурак. "

Ну и конечно, финальная песня третьей команды. Это песня о 1543, но совсем с неожиданного ракурса. Мощный посыл ее легко вскрывается, с одной стороны, первоисточником – песней "Я свободен!", лирический герой которой не лермонтовский Узник, мечтающий в темнице о девицах и конях, а скорее, абсолютно одинокий лермонтовский Демон, переросший уже всех девиц и коней. А с другой стороны, фразой, предшествующей песне. Она очень важна, без нее смысл песни не ловится. Напомню контекст. Артем Добрянский, загримированный не то под Ксению Собчак, не то под Джона Леннона, играет циничного 11классника, давно и успешно забившего на школу, ее учителей и ее традиции. Он подкалывает Холдена Колфилда за его слишком нежные чувства к школе, на что тот с горечью отвечает: "Тебе осталось лишь полгода, а дальше вот – твоя желанная свобода", <... ты ошибаешься, если думаешь, что эта свобода, свобода от твоей школы, принесет тебе радость...> И потом уже звучит финальная песня «Я свободен!» Песня о неизбежности этой самой свободы, которая вот-вот, уже через полгода, наступит. Песня не похожая ни на песню учеников, ни на песню выпускников, это еще не песня-расставание, это его предчувствие. И было отлично видно через телескоп видеокамеры то, с какими радостными лицами ее поют 9-классники, впервые ощущающие кайф общего дела, и с какими трагическими 11-классники, понимающие, о чем на самом деле речь. 

Мне очень понравилось. Ведь для кино эмоция куда важнее факта. И это неплохо, что песня прозвучала дважды – на второй раз подкатило выше, и получилось даже сильнее. Можно и третий раз. Например, на выпускном капустнике. А что? Чуть еще дожать слова, и будет отлично. Прощаться нотой высокотрагичной, мне кажется, ничем не хуже, чем нотой лирико-ностальгической. 

 

ЮРИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ ЗАВЕЛЬСКИЙ

В "Школе его мечты" Михаил Соколовский формулирует одну из самых смелых и пафосных мыслей фильма о том, что Юрий Владимирович это уже сейчас – история. История нашей страны, история нашей школы, история жизни каждого из нас. И, пожалуй, особая притягательность культурного поля 1543 в том и состоит, что люди самых разных возрастов воспринимают подобные краеуголные вещи одинаково, даже не будучи знакомыми друг с другом. Изумляет лишь то, в сколь раннем возрасте нынешние ученики 1543 начинают испытывать те эмоции, которые встречались у прежних только на выпуске, а то и после него. 

Во времена Максима Галкина директора 43 школы пародировали на школьных капустниках довольно часто и весьма успешно. Образ "Комиссара Жуфа" много раз получался харизматичным и сильным. И мой одноклассник Аркадий Замосковный, и, кажется, тот же Михаил Соколовский не избежали в свое время этого искушения. Но затем, на протяжении пары десятков лет этого почти не было, школьники не решались. И вот теперь, на Дне Гимназии 2017 года сразу два класса дерзают показать не кого-нибудь, а самого Завельского! Это Саша Лыков, 8Г и Влад Величко, 7В. Но теперь, конечно, нет и мысли о пародии – никто не берется копировать речь или жесты, зато с максимальным уважением воспроизводятся мысли и даже порой прямые цитаты из Юрия Владимировича. И это говорит не просто об уважении и даже священном трепете, это все понятно, но и о неподдельном интересе к самой его личности! Причем, именно об интересе школьников, которые уже в 7-8 классе не просто внимают, развесив уши, своему директору, но запоминают его слова, перечитывают его статьи и речи. Размышляют. Оба классных руководителя (М.В.Крысанова и И.М.Литкенс) клятвенно уверяли, что сценарий написан детьми – Таисией Парамоновой, 8Г и группой ребят вокруг Маши Обридко и Сережи Кузьмина, 7В. 

При этом выступления этих классов получились совсем разными, даже разных жанров. 8Г изобразил срез исторических эпох страны – Война, Оттепель, Застой, Девяностые, Современность с музыкой, танцами и комментариями Ю.В. как реального (с экрана), так и игрового. (Понравились испуганные взгляды на репродуктор с голосом Левитана танцующих РиоРиту пар и прыжки под "Мы ждем перемен"). А 7В поставил остросюжетный капустник по мотивам Гайдаевского фильма, с помощью машины времени поменяв местами Юрия Владимировича Завельского и Юрия Владимировича Долгорукого (для подзабывших историю, вроде меня, подсказка – Долгорукий, оказывается, сын Владимира Мономаха). В результате князь (Егор Есенов) начинает страшно комично разгребать текучку административно-хозяйственных дел гимназии, а Завельский обучать немытых русичей XII века чувству собственного достоинства и традиции гуманных отношений! 

Через юмор или через исторические рассказы, но к финалу оба выступления достигают некоторого высокого и обобщающего пафоса – а как же иначе, если взят такой главный герой? Завельский 8Г, рассказав о прошлом, обращается к будущему с тревогой и надеждой: "Что нас ждет? Этого никто не знает. Но постарайтесь, чтобы эти стены всегда были наполнены музыкой." А Завельский 7В после всех сложных временных перемещений на пару со своим полным тезкой Долгоруким в итоге решают основать нашу Школу и наш Город соответственно. Замыкая тем самым круг с темой Дня Гимназии 2017 года.


«Долгорукий и Завельский, вы украсили наш город!
Он всегда душою молод, ты вглядись в его лицо.
Чтобы ни было в начале, не страшны теперь печали, 
И Москвы частицей стало наше школьное крыльцо».

 

 

Сергей Павловский
1 декабря 2017го

 

 

 

 

 

День Гимназии 2017

САЙТ ГИМНАЗИИ 1543