Так сгорел остров Олений

                                                                                                                          Посвящается Биоклассу 1543 

 

Предисловие

23 марта в гимназии 1543 прошла ежегодная научная конференция учащихся. Из всех работ меня более всего заинтересовало исследование десятиклассников под научным руководством Полины Волковой о восстановлении растительности на острове Олений в Белом море после пожара 2000 года. (ссылка на это исследование).  Дело в том, что я не только был непосредственным очевидцем того пожара, но также храню у себя письменные и фото-свидетельства об этом событии. Более того, это одно из сильнейших жизненных впечатлений и, безусловно, самое значительное природное явление, которое я видел в жизни. Поэтому я и решил теперь поделиться теми материалами, которые у меня есть. 

Остров "Олений"  – самый большой (2 км в длину, 1 км в ширину) остров в Чупской губе Кандалакшинского залива Белого моря (Заполярье, Карелия). (Карта-1 , Карта-2). Летом 2000-го года мы с одноклассниками по 1543 (нам тогда по 22 года) сплавлялись на байдарках по реке Кереть и к концу июля вышли в Белое море. На пути к железнодорожной станции Чупа встали на дневку на острове Олений (наша стоянка на северном мысу острова, у родника). О том, что на острове существует очаг возгорания, мы были предупреждены предыдущей группой, которая уплыла в тот день, что мы приплыли. Все дальнейшие события описаны в моем походном дневнике и показаны на фотографиях. Была с нами и видеокамера, но, к большому сожалению, весь заряд батареек был израсходован ранее на порогах реки Кереть, и на пожар осталось совсем ничего – 30 секунд, причем далеко не самой яркой его фазы.

Вряд ли мои материалы могут помочь научным исследованиям биокласса, но, возможно, в чем-то могут быть интересными самим участникам ежегодных экспедиций на этот остров. А мне очень хотелось бы увидеть нынешние фотографии сгоревшего Оленьего, узнать – скоро ли там вырастут сосны, потому что ученую латынь и графики я не очень понимаю.

                                                                                   Сергей Павловский, апрель 2013

 

 

   
Последний порог на Керети. Впереди Белое море                             Поморы под парусами                         

 

    
Прилив и отлив в устье реки Кереть

 

 

ФРАГМЕНТЫ ПОХОДНОГО ДНЕВНИКА "КЕРЕТЬ-2000"

26 июля 2000 г. «КОТИКИ»

 Встали рано. Вышли в море часа в четыре. Два часа поплавали. К восьми пристали к острову «Олений». 

Утро было солнечное, тихое, опять теплое. Тит примеряет все спасы по очереди. По берегам растет горох – нет черники, так хоть гороху поедим в Карелии. Медузы здесь, в отличие от Воньги, красного цвета. Зато по дороге встречаем настоящего морского Котика, который фыркает в 20 метрах от байдарки. Перекусываем в отлив на скалистом мысу.

При подходе к Оленьему встречаем группу, которая все нам объясняет, мы встаем на их место – мыс со спальнями, кухней, столовой, верандой, полем для гольфа, песчаным пляжем – настоящий курорт! В 200 метрах справа – пресная вода, в 300 метрах слева – лесной пожар. Огонь, Вода – чего еще надо? (Дюралевые трубки у нас с собой)

После ужина сходили посмотреть на доставшийся нам в наследство пожарчик (отъехавшая группа попросила «за ним проследить»). Это была обычная площадка туристического лагеря с кострищем в центре, с бревнами вокруг, столиком – все как обычно. И здоровым пнем старой сосны (метров 8-10 от кострища), который тихо-тихо тлел где-то в своей глубине. Об этом можно было судить только по еле приметному дымку. Но когда мы разрубили его, то там, внутри, было довольно жарко – головешки и открытый огонь. Огонь залили, пень окопали, задокументировали и пошли спать. 

 

Лесной пожар. День первый

  

  

      

 

 

27 июля 200 г. «ВТОРОЙ И ТРЕТИЙ ЗАХОД»

 И все равно – сегодня опять разгорелось. Искры по мху, по подстилке выползли за окопанную вчера черту резервации и переросли в открытый огонь.

Это было зрелище! Языки пламени с треском по кустам черники, багульника ползут вверх по склону, обхватывая стволы деревьев, облизывая их. 

Таскать воду в каннах, как вчера, уже бесполезно – не натаскаешься. Нужно сыпать песком. Для этого заранее, метров за 5-7 до линии огня вырываем канавку, выдираем всю почву до песка кто топором, кто веслом, кто голыми руками, и тогда уже сыпем песком. Но открытое пламя легче всего сбить палкой, надо только в дыму не задохнуться. В конце концов, пламя сбили и, по возможности, окопали по периметру, но гарантии того, что этот подземный пожар (тлеет сама торфяная почва!) завтра опять где-нибудь не выползет на поверхность у нас нет. 

Вчера состоялся очередной «межпланетный контакт» – два мужика из Кандалакши на баркасе под парусом с ребятками лет 14-15 плавали на Соловки!! Теперь возвращаются. На вид – настоящие моряки! Поморы. Один, который в авиационном шлеме, вылитый Уэф. Заяц завидует и тоже хочет по морю на Соловки.

Родничок, из которого мы берем воду очень мил – под вертикальной 15-метровой скалой болотце с зеленым мхом, площадочка 4 на 4 метра, скамеечка, журчание воды – все очень по китайски. А вокруг заросли черники. Класс!

Тит исследовал почти весь остров и знает его географию лучше всех – где какая скала, и что под ними растет – где черника, где морошка, на какой-то скале он нашел вертолетные площадки. 

Сейчас 10 вечера. Ужин и не начинал еще готовиться. Солнце. Полный штиль. Зеркальная гладь моря. Отлив. На песке подыхают медузы. Девушки купаются. 

В полночь начинаем печь блины – надо же хоть раз за поход соблюсти традицию! Вернее нет, в полночь мы еще только ужинали, а блины пекли потом, в прилив. Потому что как только мы их доели (в четыре часа утра) вся мужская часть команды бросилась к своему любимому Пожару, который хоть и остановился сверху у Вороновской Линии Маннергейма, но опять прошел по низу. И теперь уже много круче, чем было, теперь целый гектар или больше. Окопать уже невозможно! Рассвет сквозь дым. Тушили около часа. Потом еще караулили его до 8 утра, разглядывая стада морских звезд…

 

Лесной пожар. День второй

  

     

     

  

Рассвет третьего дня

 

        

28 июля 2000 г. «КАТАСТРОФА»

«Вставайте пожар тушить!» – разбудил всех возглас Наташи часа в два. Через 10 минут с материка прибыла матерящаяся моторка, которая нас окончательно привела в чувство – все мгновенно вылезли из палаток – наконец кто-то обратил внимание на наш Пожар и приехал его тушить! (Все вчерашние переговоры с проплывающими мимо моторками ни к чему не приводили. Всем было как-то все равно.) За завтраком активно обсуждался вопрос – стоит ли идти помогать пожарникам? Интересно ведь, как они это делают, но, с другой стороны, кто теперь поверит, что это не мы зажгли лес? 

Видимо, огонь пошел активнее, как только солнце подсушило росу. Дыма по правую сторону от нас вроде становится все меньше – мужики справляются. Мы начинаем релаксацию. В наших планах полазить по скалам, поесть чернички, посмотреть наконец найденные Титом древние каменные капища, то есть наконец расслабиться после ежедневной битвы со стихией на порогах реки Кереть. Хорошо бы также зашить штаны и попробовать наконец влезть целиком в это холодное Белое Море…

Но не тут-то было! Огонь, очевидно, вышел из под контроля, потому что дым теперь появился не справа, где был во все предыдущие дни, а слева от нас – со стороны родника! Нам повезло, что мы стоим во влажной низинке – Пожар обошел нашу стоянку поверху, по скалам. 

Положение становится все более серьезным. Хватаем топоры, весла, рукавицы (уже не до ведер), надеваем штормовки, хоть и жарко, и поднимаемся по скалам на верхнее плато острова, метров 30 от уровня моря. Все-таки, огромный остров. И высокий. Доходим до линии Огня.

Да…

Такого мы еще в жизни не видели – Огонь идет сплошной стеной высотой полметра по сухому мху. На расстояние в полтора метра от него можно забежать только на пару секунд – дольше находиться невозможно даже в штормовке. Но это еще полбеды! Огонь идет по молодому сосняку – деревца в два человеческих роста вспыхивают за секунду, как спички, всей своей хвоей. А уже от них запаляются и серьезные взрослые деревья, метров по 10-15 высотой. Тоже – вспышка хвои со страшным свистом секунд на 10 и все, дерево погибло. И когда такое видишь не в кино, а всего в полусотне шагов от себя, это действует сильно. Особенно солнце сквозь дым, темно-красное тусклое солнце. 

Полная растерянность перед Стихией. От растерянности фотографируем. 

В конце концов берем себя в руки и идем в атаку – пробиваем фронт Огня в самом низком месте, и потом расходимся – кто влево по фронту, кто вправо. Таким образом температура уже вдвое меньше. Сбивать пламя палкой здесь малоэффективно, потому что мох тут высокий, плотный, это не жалкие кустики багульника и черники, как вчера. Поэтому в ход идут «ёлки» – то есть, срубленные под корень молодые сосенки, которыми мы и сражаемся. (Ряд сосенок мы срубили в целях создать противопожарную просеку). 

Когда все вооружаются этими «ёлками», нам удается захлопать пламя на линии 200 метров и тем самым не пустить Огонь на нашу сторону острова. Еще чуть-чуть и Он бы вполз в сухостой на вершину, где его вообще уже не остановить. 

В этот момент мы встречаемся с Пожарниками, которые затушили линию от вчерашнего плацдарма до нас. У эцилопов крутое вооружение – за спиной герм с водой литров на 20-25, шланг, а в руках велосипедный насос, которым они и транклюкируют пламя. 

Теперь горит только вторая половина острова – от нас за гребнем. Поначалу было страшно, но потом привыкаешь. Переводим дух. Одежда насквозь. Как из бани. Чем не водный поход? Все в кайф.

Переходим за хребет, гнобим там невысокий огонь в низинке. Тит с распущенными волосами самозабвенно бьется, эцилопы пшикают водой, Ваня бегает по пепелищу за черным маленьким испуганным зайцем, а мы с Зайцем настоящим растворяемся в чернике. Затишье перед бурей. 

Вдруг где-то с глухим треском падает полуобгоревший ствол огромной сосны. И все! Когда мы добегаем до нашей двухсотметровой Линии Мажино, она уже прорвана врагом в двух местах – горящий ствол упал за нее, пламя перекинулось и подожгло новый мох. Огонь с двух сторон рвется по сухостою к главной Высотке Острова. Все! Finita La Comedia. Здесь бессильны даже транклюкаторы. Отступаем к базовому лагерю. 

 

 

Лесной пожар. День третий

  

     

  

 

 

Военный совет. Что делать? В этот момент Пепелац заводится и улетает – «Куда же вы? За подмогой?» – «Какой трам-тарарам, подмогой?! Тут уже полный трам-тарарам!! И вообще, у нас рабочий день закончился...» Смотрим на часы – ровно семь вечера. 

Мы остаемся одни на охваченном пламенем острове. Огонь перешел хребет и спускается в нашу долину, постепенно приближаясь к нашему лагерю. Пора сматываться. Обидно страшно – нас с Титом Заяц просто за уши оттаскивал от огня.

А дело было так – мы пошли просто посмотреть, да чернички поесть. А очень интересное, кстати, ощущение, когда ты в 30 шагах от линии фронта, в пороховом дыму обрываешь обеими руками черные сладкие ягодки с кустов, от которых через 10 минут останется один пепел. «Все течет, как течет». Стихия победила, и ты просто складываешь весла… 

Так вот, пошли мы с Титом посмотреть, но в одном месте увидели, что Огонь, спускаясь в нашу долину, оказался зажат между двух скал – то есть, линия в 50 метров горит, а по краям высокие скалы, то есть, вполне реально тут его остановить. «Давай?» – «Давай!» Вот от этого Фермопильского Прохода Заяц нас и оттаскивал, как малых детей.

Бегство. Эвакуация. Кидаем вещи как попало в гермы и покидаем наш бушующий остров Крым. С воды видно гораздо больше – видно, что лес горит на площади не менее квадратного километра! Вчера гектар, позавчера всего один пень в метр высотой, а третьего дня, вероятно, просто чей-то окурок. Такая вот Геометрическая Прогрессия, дети.

Разбиваемся на другом берегу. Завершение похода. Опять блины в час ночи. Прощальный ужин с видом на наш погибающий от огня Таинственный Остров с так и не познанными капищами и непонятно откуда берущейся пресной водой…

«Все объекты разбомбили мы дотла..»

«Там вдали за рекой загорались огни..»

«Аквалангисты – это не игра. Да!»

 

 

Эвакуация

  

      

                                                                                          Последний из могикан

 

 

29 июля 2000 г.

В два часа выплываем. Весь остров в дыму. Подплываем к месту бывшего нашего лагеря – руины. Ночью пламя дошло до самой прибрежной полосы. Но китайский родничок журчит. Жизнь продолжается. Все будет хорошо – черника еще вырастет и олени вернуться домой. 

Плывем в Чупу. 15 км за 3 часа. Ветер с моря, в спину. Вся Чупская губа затянута дымом с Оленьего, хотя около самой Чупы из леса поднимается еще два столба дыма. 

 

30 июля 2000 г.

Всю ночь поезд катил по Карелии. И вся Карелия горела.

Северное лето выдалось в этом году необычайно жарким...

 

 

 

 

 

Post Scriptum

   

Из архива беломорских экспедиций гимназии 1543 (Олений в 2001 и то же место в 2012)

 

Сайт беломорских экспедиций гимназии 1543

Отчёт о восстановлении растительности острова (2012 г.)

Материалы научных конференций гимназии (секция биологии)

 

back